16+
Суббота, 22 июня 2024
  • BRENT $ 85.02 / ₽ 7478
  • RTS1115.39

Цитаты персоны

Все персоны
Клименко Герман Сергеевич

Клименко Герман Сергеевич

председатель совета Фонда развития цифровой экономики

7 декабря 1966 г. р.

Высказанные мнения:

сортировать   по рейтингу / по датерейтинг / дата
Мнение к материалу от 15 июня 2024 года:
«С 17 июня серверы «Большой российской энциклопедии» могут отключить за неуплату»
«Большая российская энциклопедия - это достаточно большой исторический опыт, который, ну, наверное, бессмысленно терять. Я думаю, идет обычная бюрократическая борьба за то, кому достанутся деньги. Потому что кто-то финансирует Рупедию и какие-то иные еще истории. «Большой российской энциклопедии» не достается, и вот она таким образом привлекает к этому внимание. На практике, мне кажется, имело бы смысл все-таки объединить, не плодить сущности лишние, и пытаться сделать все это в рамках одной истории. Я так понимаю, здесь самое сущностное различие заключается в том, что в так называемых «наших интернетах» предполагается, что авторы за честь пишут и за репутацию, и за рекламу за свою, за пиар, если это в интернете все распространяется. А в «Большой российской энциклопедии» это платные авторы. Я не против того, чтобы платили академикам, но, в целом, это всегда выливается в очень большие деньги. Я думаю, что все-таки, где-то будет либо процесс слияния - Большая российская энциклопедия сольется с опытом интернетных технологий. Я думаю, что в рамках конкуренции финансировать три проекта никто не будет. Будут в итоге, наверное, финансировать один. То есть, за бюджеты надо бороться. В борьбе за бюджеты тоже происходит омоложение. То есть, приходят новые люди, которые менее консервативны. В «Большой российской энциклопедии», если мы ее рассматриваем, как, допустим, замену Википедии, неизмеримая сумма затрат. «Википедия» строится на том, что все-таки по большей части это бесплатная история. А платная история - это будут очень большие деньги, очень большие бюджеты, которые, видимо, никто не собирается или не готов выделять».
Мнение к материалу от 1 марта 2024 года:
«Запрет инструкций по использованию VPN: что все еще можно, а что уже нельзя»
«Люди действительно перестали пользоваться, потому что люди по своей природе ленивые. Когда «Газета.ру» или BFM.ru откликаются на российские IP и одновременно рядом запрещенная [и экстремистская] Meta, надо переключаться на VPN. Очень много наших сервисов стали работать только на российский IP-адреса, и люди устают от этого, перестают пользоваться. У меня огромный пласт знакомых, которые перестали пользоваться запрещенками — сервисами Meta. Наверное, деятельность Роскомнадзора на 100% эффективной назвать нельзя, но прогнозы, которые были раньше, что люди все равно будут ходить [на запрещенные сайты], не оправдались. Люди ленивые. Падение трафика запрещенного Facebook (принадлежит Meta) — 40%. Я веду его и вижу по количеству лайков, что стало гораздо меньше, чем было раньше».
Мнение к материалу от 27 февраля 2024 года:
«В интернете наблюдался массовый сбой в работе Telegram, YouTube, «ВКонтакте»»
«У меня рабочая коммуникация на 70% построена в Telegram и на 30% — в WhatsApp. Я сначала не понимал, что происходит, потому что внезапно закончились задачи и проблемные вопросы, мне никто не писал. В обычном режиме я нахожусь без VPN, поставил VPN — вдруг все резко стали писать. Уже после этого стал копаться, где и что происходит, чего касается. Я думаю, что на многих это сказалось, на тех, у кого автоматизированная система построена на телеграм-боте. У них сейчас неприятное размышление: а что будет, если Telegram действительно заблокируют, куда дальше убегать?»
Мнение к материалу от 8 февраля 2024 года:
«Как распределятся доли основных покупателей компании «Яндекс» в России?»
«Пока сложно предсказать, как это будет работать, например, в Казахстане, «Яндекс Такси» работает. Я думаю, что скорее всего, как раз все, что касается ЕврАзЭС, Китая, Азия, остается за «Яндексом». Если какие-то истории окажутся за рубежом, то там возникнет вопрос лицензирования, он сейчас, кстати, является одним из камней преткновения, потому что зарубежная компания лицензирует что-то российское — это харам, и вряд ли на это пойдут юристы, которые будут согласовывать эту сделку. А нам отдавать, допустим, весь сервис такси для продвижения где-то и лицензировать оттуда тоже не получится. Поэтому они сейчас очертили сделку, то есть, собственно говоря, я бы сказал так, что то, что сейчас было озвучено, это не завершение сделки, это просто какой-то фрагмент, этап, где определили крайние границы и дальше двигаются уже по мере поступления. С российской компанией все предельно понятно, все осталось у нее, не вижу никаких рисков, компания будет расти, маркетплейсы будут расти, такси будет расти. В тех странах, которые будут поддерживать санкции, «Яндекса», к сожалению, не будет. Те страны, где с санкциями все нормально, там «Яндекс» будет развиваться, условно говоря, Азия к нашим услугам. Все, что касается нидерландской компании, честно говоря, сложно сказать, те сервисы, которые за ними остались, без базового «Яндекса» очень сложно бы сами жили, но живут. Мы примерно понимаем бюджет, который поступил в компанию, примерно понимаем объем инвестиций, которые этот бизнес может привлечь, это 100–200 млн долларов, об этом сейчас говорится. Можно ли на это что-то сделать в западном мире? Наверное, можно, но я подозреваю, это будут не глобальные сервисы, как типа поисковик, а это будут сервисы второго порядка».
Мнение к материалу от 5 февраля 2024 года:
«Роскомнадзор может перестать указывать основания для блокировки сайтов»
«Это вопрос больше, наверное, про политику открытых данных, то есть насколько это хорошо, насколько это плохо. Например, вы можете сейчас зайти на сайт «За честный бизнес» или где-то еще и посмотреть обороты компаний. Хорошо это или плохо? Это хороший вопрос ровно до тех пор, пока не возникают криминальные истории или другие истории, которые причинят беспокойство. Поэтому каждое ведомство стремится закрыть свои данные. Позиции Роскомнадзора сейчас сильны, поэтому он стремится все, что он делает, прикрыть. Понятно, что при открытых данных это никак не сказывается на блокировках, на работе интернета. Отношения к работоспособности это не имеет, это имеет только отношение к анализу со стороны действий Роскомнадзора — его политики, его стратегии, его скажем ориентирам — Генпрокуратура, все вот это вместе идет. Любое ведомство при наличии возможности откажется отдавать свои данные наружу. Тем, кого заблокировали, тем все известно. Тем, кто блокирует, тоже все известно. Мне кажется, что здесь больше страдают те, кто занимается аналитикой подобных историй и оценкой того, кто, что делает».

загрузить еще...

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию