16+
Четверг, 25 июля 2024
  • BRENT $ 81.50 / ₽ 7115
  • RTS1110.77
20 июня 2024, 01:24 Политика

Владимир Путин и Ким Чен Ын подписали «прорывной документ». Комментарий Георгия Бовта

Президент РФ назвал новый договор с КНДР прорывным документом

Лента новостей

Текст документа пока не опубликован. Политолог полагает, что либо весь договор, либо его отдельные части могут остаться засекреченными в силу особенностей нынешнего времени

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Президент России назвал подписанный в ходе его визита в КНДР Договор о всеобъемлющем стратегическом партнерстве между РФ и КНДР прорывным документом, который позволит странам поднять взаимодействие на новый уровень. Как можно оценить этот и другие итоги визита?

Западным СМИ, аналитикам и просто шпионам оставили возможность наблюдать лишь внешний антураж государственного визита Владимира Путина в КНДР. На фоне необычайно пышного приема стороны особо не распространялись о деталях договоренностей. Не те нынче времена. Пусть потенциальные противники гадают и опасаются, что стоит за теми или иными заявлениями. И строят догадки, изучая состав российской делегации. Почему, дескать, в нее вошел не только министр обороны Белоусов, но и его заместитель по вооружениям Алексей Криворучко. Какие и куда последуют теперь потоки вооружений? Равно как и присутствие главы «Роскосмоса» Юрия Борисова наводит на мысль о сотрудничестве в сфере спутниковых технологий, которые трудноотделимы от ракетных.

Среди заявлений Путина стоит обратить внимание на его фразу о том, что «инспирированный США и их союзниками бессрочный ограничительный режим Совета Безопасности ООН в отношении КНДР должен быть пересмотрен». То есть Россия хотела бы пересмотреть резолюцию 2397 от 22 декабря 2017 года, принятую Совбезом единогласно. Для этого нужно новое решение Совбеза, каковое сейчас невозможно: США, Великобритания и Франция как постоянные члены наложат вето. Москва может теоретически в одностороннем порядке игнорировать санкционный режим, считая его несправедливым. Неслучайно Россия в марте наложила вето на резолюцию о возобновлении мониторинга за соблюдением санкций ООН против КНДР.

Также Путин отметил, что КНДР «вправе принимать обоснованные меры по укреплению собственной обороноспособности». Уточнив, что «Россия не исключает для себя развития военно-технического сотрудничества с КНДР в связи с подписанным договором о стратегическом партнерстве». Надо бы, конечно, сверить, как словосочетание «не исключает для себя» корреспондируется с текстом договора. Обычно в подобных документах употребляют более обязывающие формулировки. Однако текста в оперативном порядке после подписания не появилось. Можно предположить, что либо весь договор, либо отдельные его части могут остаться засекреченными в силу особенностей текущего момента.

Кстати, ни конституцией, ни законом «О международных договорах» 1995 года не предписана обязательная ратификация всех договоров без исключения. Это прерогатива президента и правительства. В частности, ратификация требуется, если она предусмотрена самим договором или если он устанавливает иные правила, нежели законы РФ. А также если речь идет «об основах межгосударственных отношений по вопросам, затрагивающим обороноспособность России, по вопросам разоружения или контроля над вооружениями, обеспечения международного мира и безопасности, а также мирных договоров и договоров о коллективной безопасности».

Со слов Путина известно, что новый договор с КНДР предусматривает оказание взаимной помощи в случае агрессии против одного из участников. Он не уточнил, подразумевает ли это немедленное и полномасштабное военное вмешательство «всеми имеющимися средствами», как то было однозначно указано в первой же статье договора СССР с КНДР 1961 года. В договоре 2000 года такое положение уже отсутствовало, упомянута лишь возможность консультаций в случае угрозы безопасности.

США, обвиняя Россию в масштабных закупках у Северной Кореи вооружения для СВО, оперируют лишь косвенными данными. Так, Госдепартамент насчитал в марте более 11 тысяч контейнеров якобы с вооружением, отправленных из КНДР в Россию за последние месяцы.

Говоря теперь о возможности военно-технического сотрудничества с КНДР, Путин упомянул поставки странами НАТО вооружений большого радиуса действий и самолетов F-16 для ударов по российской территории, назвав это «грубым нарушением взятых на себя западными странами ограничений в рамках международных обязательств». Ранее он в ответ пригрозил поставить аналогичные вооружения странам, представляющим угрозу США и их союзникам. КНДР смотрится кандидатом номер один на роль такого реципиента. Правда, у страны и сейчас есть вооружения и средства доставки, способные угрожать не только 30-тысячному американскому контингенту в Южной Корее, но и западному побережью самих США. Отдельные российские поставки вряд ли изменят баланс сил, да и вряд ли Москва станет перенаправлять поток вооружений с Украины на другие направления. Впрочем, соответствующие заявления и намеки призваны послать сдерживающий сигнал Западу. Пусть гадают, что там у Путина и Ким Чен Ына на уме. И пусть боятся.

Замглавы МИД России Сергей Рябков заявил, что Москва не делает во взаимодействии с Пхеньяном ничего, что не укладывалось бы в нормы международного права. Однако что такое нынче само это международное право?

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию