16+
Воскресенье, 21 июля 2024
  • BRENT $ 82.56 / ₽ 7267
  • RTS1076.63
13 июня 2024, 14:24 Технологии
Актуальная тема: Антироссийские санкции

Эксперты выясняют, какие ограничения последуют за вступлением в силу новых санкций Минфина США в IT-сфере

Минфин США объявил о запрете на предоставление IT-услуг россиянам

Лента новостей

Санкции вступят в силу 12 сентября. Акцент в документе Минфина США сделан на предприятиях военно-промышленного комплекса, но эксперты и пользователи опасаются влияния санкций на облачные сервисы, смартфоны и разработку любых программ

Фото: Владимир Андреев/Ura.ru/ТАСС

Минфин США объявил о скором запрете на предоставление услуг в сфере программного обеспечения и IT любому лицу на территории России.

Запрет касается, к примеру, предоставления услуг IT-консультирования и проектирования, услуг IT-поддержки и облачных сервисов для ПО для управления предприятием, а также программного обеспечения для проектирования и производства. Санкции вступят в силу 12 сентября этого года.

Акцент в документе Минфина США сделан на предприятиях военно-промышленного комплекса. Опасения по поводу закрытия для российских разработчиков открытого кода open source, закрытия для России американских репозиториев, то есть хранилищ кода, вряд ли обоснованны, считают эксперты. С другой стороны, инфраструктуру для разработки open source контролируют в основном США. Крупнейший сервис в этой отрасли — GitHub — принадлежит Microsoft.

Однако, во-первых, российские компании уже давно разрабатывают свои решения. Во-вторых, можно использовать репозитории под другими юрисдикциями. Никто отечественных специалистов из мировой IT-отрасли не выключит. Однако будут некоторые проблемы с зарубежными сервисами, говорит председатель совета директоров компании «Базальт СПО» Алексей Смирнов:

— В Крыму уже давно перекрыли пользование GitHub для Крыма. GitHub — вещь хорошая, удобная, но основные разработки свободных программ идут не в GitHub. У нас почему-то в России принято считать, что разработка в GitHub ведется. Ни ядро операционной системы, ни компиляторы, ни основные библиотеки, ни текстовые редакторы в GitHub не разрабатываются, там есть свои инфраструктуры разработки. И в GitHub разве что только копии попадают. И GitHub используется этими проектами как некая социальная сеть разработчиков. Поэтому GitHub — это не то место, где ведется основная разработка свободного софта.

— Существуют ли другие репозитории, которых не коснутся эти санкции, можно быть спокойным?

—У нас есть репозиторий «Сизиф», мы его развиваем с 2001 года, там сейчас 18 тысяч пакетов свободных программ, сборка для разных аппаратных платформ, там есть «Эльбрус». И зеркал различных на том же «Яндексе» и еще много где огромное количество существует.

— Но это вещь постоянно обновляемая?

— Да, конечно.

— Вот с этой точки зрения могут ли возникнуть проблемы?

— Понятно, что вопрос не в том, чтобы взять копию, сохранить и с ней сидеть, тут нужна динамика. Но тут ситуация какая? Если вы являетесь участником разработки какой-то международной и вносите свой интеллектуальный вклад, то вас там ценят, и там достаточно все равно, в какой фирме вы работаете, из какой вы страны. Поэтому по свободным проектам мы не видим какой-то тенденции на закрытие.

— Эти международные проекты делаются в том числе с компаниями из США? С какими еще странами?

— Компании из США тоже участвуют в этих международных проектах. Если кто-нибудь с той или с другой стороны отрубит просто интернет международный, тогда будет проблема, да. Так, чтобы сами проекты изнутри блокировали, нет, такого не видно.

— И обновлениям тоже ничего не грозит?

— Ну так ведь доступ в том числе и для того, чтобы мы присылали свои обновления, доработки. Все работает, все нормально в этом плане. И на самом деле я думаю, что удар в основном заметят те, кто пользуется сервисами.

— Какими?

— Есть много ПО, которое используют в виде сервиса, и тут пострадают в первую очередь. У меня, например, может быть какая-нибудь программа по разработке печатных плат или еще чего-то, и она не у меня установлена, а основная работа происходит где-то на серверах, которые мне предоставляют доступ и услуги. Или Google-календарь для бизнес-процессов могут взять и выключить. Или хранилище какое-нибудь, или какие-нибудь программы, к которым я удаленно имел доступ. Вот это первое, что пострадает. Честно говоря, если кто-то в ВПК еще таким пользуется, это разве что от неумения предсказывать риски.

Комментирует управляющий RTM Group, эксперт в области информационной безопасности и права в IT Евгений Царев:

Евгений ЦаревЕвгений Царев управляющий RTM Group, эксперт в области информационной безопасности и права в IT «Что касается софта для проектирования, то разработки наши собственные ведутся уже очень давно по этим направлениям, еще до 2022 года. И есть отечественные решения, по большому счету незаменимых программных решений американских уже не осталось. Ими продолжают пользоваться, но российские решения тоже появляются. Можно долго обсуждать, полностью ли они заменяют то, что поставляли американские компании, или нет, но эта работа велась в приоритетном порядке. Так что данный пункт мало на что повлияет. Относительно IT-поддержки и облачных сервисов для управления предприятием — тоже так себе аргумент, потому что уже очень давно по государственным, полугосударственным и тем более военным предприятиям иностранные решения не поставляются. Более того, есть наши внутренние ограничения на использование на таких предприятиях подобных систем. Они продолжают функционировать, но санкционные режимы там уже существуют давно, это также мало на что влияет. А вот то, что касается онлайн-сервисов, да, это довольно критично. Те же самые разработчики продолжают пользоваться некоторыми американскими решениями, есть много инструментария американского, его также продолжают использовать в российском ПО. Облачные сервисы — это что-то более серьезное, честно — сложно предугадать, насколько сильно это повлияет. Но точно так же это все замещалось в том числе на open source. Что касается IT-консультирования, то сами российские компании его практически не покупают. Единственные, кто продолжал пользоваться сервисами консультирования, — это были иностранные компании, которые по своим глобальным правилам продолжали пользоваться сервисами этих компаний. Многие из них и так ушли из страны, и потребителей этих сервисов не осталось».

Не видит проблем с дальнейшей работой мобильных устройств обычных пользователей Валентин Петухов, автор телеграм- и YouTube-канала Wylsacom:

Валентин ПетуховВалентин Петухов блогер, основатель YouTube-канала Wylsacom «Многие компании, которые ушли в первую очередь, — это крупные игроки, и в итоге спустя время они разрешили свои продукты здесь покупать. Это касается Microsoft с активацией Windows и пакетами Office. А есть те, кто ушел совсем и возвращаться не собирается. Что касается конкретно этого решения, я думаю, что оно будет применяться очень точечно, и, несмотря на то что оно широко сформулировано, очевидно, компании будут сами принимать финальное решение, чтобы не попасть под вторичные санкции. Интересный момент в том, что многие ушли, просто исходя из мысли, что мы не можем принимать оплату. Я думаю, что здесь нужно будет смотреть на конкретные решения и первые шаги после этого ограничения. Опасения, что у нас перестанут работать телефоны, беспочвенны. Компании в том числе не могут этот момент никак отследить, потому что это может быть и человек из любой другой страны, который в данный момент находится на территории России, и почему ему надо ограничивать пользование устройством, не совсем понятно. Как это неоднократно отмечалось, это сильно ударит по репутации этих компаний. Китай пристально следит за происходящим, торговые войны продолжаются. Я думаю, что это будет иметь не самые лучшие репутационные последствия для подобных решений. Уверен, что даже в самом крайнем случае, если рассматривать самый тяжелый сценарий, найдутся люди, которые смогут это все обойти. Просто это будет стоить каких-то 300 рублей. В очередной раз убеждаюсь, что на все санкции ЕС, США находятся наши очень изобретательные люди, которые могут это все порешать».

В России сегодня есть оригинальные программные продукты, но в основном это специализированный софт. Например, «1С Бухгалтерия». А вот операционные системы, офисные пакеты или прикладные программы российскими можно назвать лишь условно. К примеру, ОС семейства «Астра» — это ядро Linux и набор ПО с открытым исходным кодом. А «Яндекс Браузер» построен на свободном движке Blink, который разработан в компании Google.

Также, как обращают внимание профильные СМИ, в пресс-релизе Минфина США прямо указано, что новые запреты «не предназначены для нарушения гражданского общества и гражданских телекоммуникаций». Другими словами, ограничений в работе iOS или Android не будет.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию