16+
Понедельник, 15 апреля 2024
  • BRENT $ 90.15 / ₽ 8424
  • RTS1165.53
27 января 2024, 15:18 Компании
Актуальная тема: Антироссийские санкции

Ангола вынуждает «Алросу» выйти из совместного предприятия по добыче алмазов из-за антироссийских санкций

Лента новостей

Речь идет о проекте Sociedade Mineira de Catoca, сообщает местное издание Expansao. Предприятие управляет рудником «Катока», который принадлежит ангольской национальной компании Endiama и «Алросе»

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Обновлено в 19:30

Ангола вынуждает российскую «Алросу» выйти из акционерного капитала Sociedade Mineira de Catoca. Об этом пишет местное издание Expansao.

«Катока», как пишет Expansao, стала «токсичной» для продажи ангольских алмазов. А «Катока» для Африки — это как Якутия для России. Глава Endiama пояснял, что многие банки не хотят работать с ними из-за партнерства с «Алросой». В январе ангольская делегация встречалась с российскими представителями в Дубае, чтобы убедить их выйти из проекта «немедленно и без требований». Россия же настаивает на получении финансовой компенсации за инвестиции в развитие месторождения в Анголе. Власти страны в этом отказывают.

Как отмечает Expansao, одним из вариантов мог бы стать уход «Алросы» из страны, гарантирующий ее возврат после снятия санкций в будущем, однако, учитывая сближение Анголы с США, российская сторона, как пишет издание, смотрит на это «с некоторым подозрением».

Комментирует геммолог, специалист по алмазам и бриллиантам Вячеслав Манукьян:

— Безусловно, конечно, это все важно, ценно и значимо. Конечно, эта новость неприятная, но не критичная, так как в России, слава богу, тоже добывается большое количество алмазов. Безусловно, это отразится и на цене, и на ситуации в бизнесе «Алросы», но не сильно повлияет. Санкции и то, что сейчас происходит, не снижают спроса и интереса к российским алмазам.

— Логику ангольской стороны можно понять. А «Алроса» почему не хочет уходить?

— «Алроса» потратила много усилий, времени, денег, и, конечно, никакой компенсации платить не хочется никому. Интерес в мире к российским камням и к «Алросе» держится хотя бы потому, что это камни уникальной чистоты и уникальных сочетаний параметров — и цвета, и качества, и веса в том числе. Поэтому вводят очередной пакет санкций. Предыдущие пакеты сильно, в общем-то, не повлияли. Если переогранить камни либо огранить их в третьих странах, то уже доказать будет невозможно, что эти камни российского происхождения. Можно переогранить, можно получить сертификат в другой лаборатории, и камень уже будет из других рук. Поэтому российские камни доходят до европейского и американского потребителя через Гонконг, через Индию, через Арабские Эмираты, через другие дружественные страны, через Армению. В общем-то, и пакеты санкций, и штрафы, и требования разорвать контракты неприятны, но не наносят какой-то ощутимый урон.

— Какой ваш прогноз?

— Возможно, «Алросе» придется это совместное предприятие закрыть и, возможно, отложить это куда-то в долгий ящик, прийти, вернуться к этому, когда ситуация в геополитике изменится. Возможно, цены изменятся, конечно, в сторону повышения. Но, опять же, повторюсь, интереса к российским камням это не изменит.

«Алроса» работает в Анголе с 1992 года. В проекте Sociedade Mineira de Catoca российской группе принадлежит 41% акций, ангольской Endiama — еще 41%, оставшиеся 18% держит международный холдинг LL International Holding B.V. Катока — крупнейшая в Анголе кимберлитовая трубка и четвертое в мире месторождение по объему залежей. Ежегодно в Катоке добывается около 7 млн карат алмазов.

С точки зрения корпоративного контроля, большинство не на стороне «Алросы». Но наверняка есть какое-то акционерное соглашение, права, описанные процедуры, то есть стандартные вещи, согласно которым акционера нельзя вытеснить из компании, говорит партнер адвокатского бюро А2 Михаил Александров:

Михаил Александров партнер адвокатского бюро А2 «Просто сказать: «Вы нам мешаете вести бизнес, поэтому ваш 41% мы заберем». Но так не происходит в современном цивилизованном мире. Помимо прочего, есть соглашения о защите взаимных инвестиций между Анголой и Россией, поэтому это тоже предоставляет некие дополнительные правовые гарантии того, что ничего просто так прийти и отнять, даже если это очень неудобно, не получится. Мне кажется, что такая ситуация до суда вряд ли дойдет, она будет разрешаться в переговорном поле, потому что креативных решений, так назовем, со стороны Анголы может быть больше чем одно. Например, Ангола — в этом же государстве регулируемая отрасль производства алмазов — может сказать: «Ну, хорошо, мы не можем вас отсюда удалить, о'кей, — я сейчас фантазирую. — Мы утверждаем указом правительства единого экспортера алмазов, теперь это будет компания, например Angola Diamond Export, которая по единой госцене будет все выкупать у предприятия, цена будет такая, которая будет покрывать затраты предприятия на добычу и не оставлять никакой прибыли». О'кей, «Алроса» сидит в этой компании, но прибыль ее от участия в этой компании составляет ноль. Государство как регулятор, конечно, всегда может найти способ на своей собственной территории сделать этот бизнес невыгодным. Я думаю, что они не хотят этого, поэтому пытаются так или иначе договариваться. Я бегло посмотрел, в 2022 году прибыль этой компании была 270 млн долларов. Как-то они, я думаю, будут бороться за эти деньги».

С 1 января этого года страны G7 и ЕС ввели ограничения на импорт непромышленных алмазов, произведенных или обработанных в России, а также добытых там, но обработанных в третьих странах. Кроме того, под санкциями Запада оказались «Алроса» и ее гендиректор Павел Маринычев.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию