16+
Среда, 17 апреля 2024
  • BRENT $ 88.67 / ₽ 8363
  • RTS1154.28
13 декабря 2023, 22:15 Право

В последнем слове экс-министр Абызов обратился к судьям с несбыточной просьбой

Лента новостей

Он попросил после назначения срока ему и другим фигурантам освободить их под домашний арест до вступления приговора в силу, чтобы они могли попрощаться с родными перед отбытием наказания

Бывший министр Открытого правительства РФ Михаил Абызов.
Бывший министр Открытого правительства РФ Михаил Абызов. Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Преображенский суд Москвы выслушал последнее слово 12 фигурантов громкого уголовного дела о хищениях 4 млрд рублей в составе организованного преступного сообщества. Наиболее красочным выдалось выступление главного обвиняемого — бывшего министра Открытого правительства Михаила Абызова. Он вспомнил произведения Александра Солженицына, Евгения Евтушенко и изречения Декарта, а также процитировал стихи собственного сочинения. Кроме того, подсудимый признался, что не боится запрошенного для него срока в 19,5 года, и обратился к судьям с несбыточной просьбой.

К выслушиванию последнего слова 12 подсудимых, десять из которых находятся под стражей, а двое под домашним арестом, тройка судей под председательством Вероники Сератегян приступила в четыре часа дня. И если 11 подсудимых уложились в 30 минут, то основной фигурант Михаил Абызов говорил около полутора часов.

Как Михаил Абызов избавился от страха

Подсудимый рассказал, что за две недели до своего ареста он прочитал рассказ «Один день Ивана Денисовича» Александра Солженицына. «Мы, кстати, вместе работали с его сыновьями», — заметил Абызов, поведав, что один из них, Ермолай, был гендиректором компаний «Новосибирскэнерго» и «Сибэко» до того, как их продали.

Абызов назвал написанное Солженицыным произведение гениальным, сказав, что рассказ погружает читателя в атмосферу лагеря системы ГУЛАГ. По словам экс-министра, попав в СИЗО «Лефортово» после ареста, он «испытал такой страх, который не испытывал никогда в жизни». Но, переночевав ночь и посмотрев на дверь с кормушкой, он вспомнил произведение Солженицына, и это ему помогло. «Я посмотрел и сказал себе: «Миша, это теперь твоя жизнь. Ты не знаешь, на сколько она. Она теперь твоя. И только твой внутренний выбор, как ее чувствовать и чем ее наполнять. Я после этого за пять лет ни разу не был в унынии, мне ни разу не было страшно, даже когда я услышал [запрошенные прокурором] 19,5 года. Я принял то, что со мной произошло», — продолжил подсудимый.

Он процитировал слова французского философа Рене Декарта, который писал, что «в любых обстоятельствах человек остается свободным — свободным думать, о чем он пожелает, и чувствовать, что он пожелает». Абызов также заметил, что про состояние внутренней свободы «хорошо» написал Евгений Евтушенко в поэме «Под кожей статуи Свободы», и прочел отрывок из нее.

«Решение, которое будет принимать суд, — это решение не о том, как мою свободу ограничить, это решение, как ограничить мою волю, — сказал он. — А то, как будет ограничена моя свобода и куда ее запрут, зависит не от суда, а от меня. И я приму то решение суда, которое суд сочтет справедливым».

«Другой человек»

Абызов добавил, что, работая чиновником, он «всю зарплату до копейки отдавал в фонд «Подари жизнь» и не пользовался привилегиями госслужащего, так как до прихода в Открытое правительство был состоятельным человеком и имел бизнес стоимостью в десятки миллиардов рублей.

Отсидев под стражей почти пять лет (Абызов был арестован 27 марта 2019 года. — Business FM), он стал «другим человеком» и прошел путь внутренних изменений, сказал он. Теперь, по его словам, для него «стало диким», когда люди приходят с женой и детьми в ресторан и при этом смотрят в мобильный телефон. Он посетовал, что люди не общаются и «не способны понять, что это за счастье — быть рядом». Фигурант добавил, что был таким же, работая «с утра до вечера по 18 часов в сутки, убивая здоровье».

Обращаясь к суду, Абызов сказал, что ни на кого не перекладывает ответственность за произошедшее с ним. «Я отвечаю за все. А если ты отвечаешь за все, нет обиды на жизнь, потому что ты несешь эту ответственность», — философски заметил Абызов. При этом он буквально умолял суд отпустить четверых женщин-подсудимых, рассказывая, как троим из них (одна была освобождена в ходе процесса под домашний арест. — Business FM) тяжело приходится под стражей, и убеждая суд, что они не заслужили запрошенных сроков, сравнимых с наказанием за убийство (для них обвинение запросило от семи до 15,5 года колонии).

В завершение Абызов прочел судьям два стиха собственного сочинения под названием «Тюремная анатомичка» и «Тюремная эпитафия», в которых, в частности, затронул тему «бездушья и отсутствия сострадания».

«У меня, уважаемый суд, будет одна просьба. Она несбыточна. Но я не могу не обратиться с ней к суду. Мне предстоит долгая дорога. Здесь она предстоит всем присутствующим. Я уже сказал свою просьбу, мольбу относительно женщин. У судьи есть такая фантастическая опция — до момента вступления приговора в силу избрать подсудимым домашний арест. Прошу вас это сделать. Мы должны проститься со своими родными», — попросил Абызов.

Версия обвинения

Следственный комитет вменяет Михаилу Абызову в вину создание совместно с гендиректором компании «Ру-ком» Николаем Степановым и его заместителем Максимом Русаковым преступного сообщества для завладения в 2011-2014 годах деньгами ОАО «Сибирская энергетическая компания» («Сибэко») и ОАО «Региональные электрические сети» (РЭС) — крупных поставщиков энергии в Новосибирской области. Для этого, полагает следствие, были заключены фиктивные сделки между этими фирмами и возглавляемой Инной Пикаловой кипрской компанией Blacksiris Trading Limited о приобретении по завышенной стоимости акций четырех ремонтных организаций, обслуживающих энергетические объекты. В результате было похищено 4 млрд рублей. При этом в ходе продажи акций «Сибэко» фигуранты совершили коммерческий подкуп гендиректора этого предприятия Руслана Власова и его заместителей Оксаны Роженковой и Яны Балан. Последние должны были скрыть тот факт, что Михаил Абызов являлся бенефициаром «Сибэко» и лично участвовал в сделке.

Кроме того, следствие считает, что Абызов совершил незаконное участие в предпринимательской деятельности, поскольку, будучи министром, не имел права заниматься коммерцией. В феврале 2018 года акции ОАО «Сибэко» были проданы СГК Андрея Мельниченко за 32,5 млрд рублей. Часть вырученных средств в размере 18,9 млрд рублей была легализована путем конвертации в валюту и выведена за рубеж, утверждает обвинение.

Сам Абызов ранее назвал обвинение по своему уголовному делу «незаконным вторжением правоохранительных органов в отношения хозяйствующих субъектов». Он считает его абсурдным, утверждая, что не мог «украсть у самого себя», так как «Сибэко» и РЭС на 96% принадлежали ему.

Последнее слово

В ходе процесса из 12 подсудимых вину частично признал только один — экс-гендиректор компании «Ру-ком» Николай Степанов, для которого обвинение запросило девять лет колонии. Он признал вину в мошенничестве и коммерческом подкупе, но категорически отверг обвинение в создании им совместно с Михаилом Абызовым и Максимом Русаковым преступного сообщества, а также в легализации денежных средств. «Я подтверждаю показания, данные в процессе судебного следствия, и прошу меня наказать», — сказал он в последнем слове.

Максим Русаков (его прокуроры требуют осудить на 18,5 года колонии. — Business FM) в последнем слове признал фактические обстоятельства совершенных с его участием сделок, однако заявил, что не считает их преступными. Он назвал себя простым «юристом-исполнителем». А бывший генеральный директор АО РЭС Сергей Ильичев утверждал, что в компании «глубоко уважали» корпоративное и гражданское право, а конфликты с уголовным правом сотрудникам компании «не могли присниться и в страшном сне». «Именно поэтому, когда в 2019 году я узнал, что арестовали моих товарищей по несчастью, я купил билет и прилетел доказывать свою невиновность. Но никому это было не интересно. В материалах дела доказана наша полная невиновность. Надеюсь, что суд это в полной мере оценит», — сказал подсудимый. Он присоединился к просьбе Михаила Абызова передать иски потерпевших на сумму 4 млрд рублей на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. «Я уверен, что ущерба нет», — сказал фигурант, которого прокуроры потребовали отправить в колонию на 17,5 года.

Также о вынесении оправдательного приговора высказались и другие подсудимые. Суд огласит приговор 21 декабря.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию