16+
Вторник, 16 апреля 2024
  • BRENT $ 89.82 / ₽ 8449
  • RTS1156.89
15 декабря 2023, 12:49 Стиль жизни
Спецпроект: Есть — такое дело

Десятилетие банды Duoband: секреты преданной команды и традиционно высокого сервиса для гостей

Лента новостей

В январе команда Duoband Дмитрия Блинова отпразднует десятилетие. Как грузчик из общепита на Московском вокзале сколотил одну из самых веселых и драйвовых команд, открыл семь ресторанов в Петербурге, один в Москве и один в Дубае? Как первенец Duo на Кирочной уже десять лет удивляет гостей сервисом и ценами, а Duo в Дубае с момента открытия стал гастрономической Меккой?

Отцы-основатели Duo Ренат Маликов и Дмитрий Блинов.
Отцы-основатели Duo Ренат Маликов и Дмитрий Блинов. Фото: пресс-служба Where to Eat

Duoband — единственная команда, от которой никогда не слышно о проблемах с персоналом. «Дуобэндовец» — это человек-машина, который может работать нон-стоп по 12 часов без выходных, трудолюбивый, до фанатизма внимательный к деталям, с потрясающим чувством юмора. Свою банду ребята обожают. Вместе трудятся, вместе отдыхают. Основная внутренняя мотивация: «Главное, не подвести Блинова». Команда Блинова — это смесь семьи, заводил-хулиганов в классе, братства, ассоциации «Коучи России», ордена францисканцев и петербуржских эстетов. Одним словом — банда Duoband.

Когда-то Дмитрий Блинов и Ренат Маликов, два отца-основателя Duo, сами повара, решили поменять отношение к профессии как в самой индустрии, так и со стороны гостей. Десять лет назад к поварам относились по-другому. Не платили вовремя зарплату. Повар сам покупал и стирал форму, решал свои проблемы, за испорченные продукты платил штраф. В Duo с самого начала другой подход: официальное оформление, своевременная зарпалата, оплачиваемые больничные и отпускные, нет штрафов, выдача обуви и формы, для формы есть бесплатная химчистка, точатся ножи, организовано получение и продление медицинских книжек. На корпоративы выезжают шумно всей толпой, закрывая на день свои рестораны. Ко всему материальному прибавляется нематериальное: сотрудники знают, что их не бросят, поддержат, дадут совет, а если вдруг что-то случится — помогут. Дадут новую работу в команде, если ты вдруг решил сменить трек карьеры. Идеальный баланс по всей пирамиде Маслоу. За это лишь требуют справедливую и честную работу, внимательность и умение прислушиваться к голосу разума, к шефу и су-шефу.

С момента интервью с Дмитрием Блиновым прошло полтора года. С тех пор ребята открыли свой первый ресторан Duo в Дубае, Дмитрий не пьет уже семь месяцев, похудел, загорел и занялся спортом. На мой вопрос, запустит ли Блинов ЗОЖ-марафон, Дмитрий, лукаво прищурив левый глаз, улыбнулся: «Дифференцировать бизнес, конечно, хорошо, но пока в инфобизнес я не пошел». Но и без всяких марафонов личностного роста команда меняется: взрослеют, масштабируются, внедряют процедуры, берут уроки по речи и психологии, а задачи по ресторанам ведут в Bitrix. Ребята обычно называют Блинова Димон. А если «горячо» или накосячили — Дима.

Ресторан Frantsuza Bistrot. Фото: пресс-служба

Когда я зашла во Frantsuza Bistrot ранним утром накануне церемонии Where to eat Petersburg, Дмитрий Блинов и Александр Попов, партнер и генеральный директор Frantsuza Bistrot, сидели в разных углах ресторана с ноутбуками в Zoom, но так, чтобы можно было переглядываться. «Ничего себе офисные манагеры», — подумала я, вспоминая их знаменитые стендапы. Я заказала чай и фирменные тарты от Ивана Фролухина: лучше тарта от Фролухина могут быть только два тарта от Фролухина. В этот раз были малиновый с базиликом и тягучий с карамелью и пеканом. Взяла оба.

Как поживает ваш новый ресторан в Дубае?
Дмитрий Блинов: Не убыточный с первого дня. На кухне работает русская команда, наши ребята из Duo, все руководители приехали из Петербурга, много русскоговорящих сотрудников, которых подобрали на месте. Недавно взяли первого иностранца. Но в зале мы стараемся поддерживать баланс, чтобы примерно половина сотрудников была с местного рынка. Гости на 80% — наши соотечественники, в основном не туристы, а те, кто постоянно живет в Дубае. Мы открылись в бизнес-районе, потенциал хороший.
Отличается ли бизнес в Дубае от российского?
Дмитрий Блинов: В Москве, я помню, спрашивали, отличается ли от Петербурга. Я не вижу разницы. Понятно, что есть техническая разница. А в работе какая разница? Надо делать хорошо то, что делаешь. Каждый день думать над тем, что делаешь. Вот и все. Здесь другая инфраструктура, другая работа с поставщиками, с подрядчиками. Ресторан и сервис — это продукт, а еда и технология — все то же самое. Поэтому я не стал придумывать в меню что-то иное, чем Duo-style-еда. Никаких восточных специалитетов. Пахлавы у нас в Дубае нет.
Дмитрий Блинов. фото: пресс-служба
В России нас подталкивают принимать разные решения. Я человек, предпочитающий предпринимать действия, чем не предпринимать. Мне 37, приходит мудрость, целостность и взросление. Пока не даю себе права отдыхать. Участники рынка, бизнесы становятся сильнее, преодолевая испытания. Уровень услуг, качества становится выше. Все растут, все развиваются. Нам стоять на месте тоже нельзя. Тоже нужно развиваться. В Дубае я сейчас много времени провожу на кухне, потому что формируется команда, процессы, регламенты.
Ты всегда мечтал быть шефом на пенсии в красивом ресторане как Rеcolte.
Дмитрий Блинов: Мечты же меняются, сейчас не знаю, какая у меня мечта. Мечты — это прикольно, глобально. Но я стал более приземленным: есть задача, есть цели.
Ты стал меньше ругаться матом, меньше твоих смачных обсценных оборотов, ты такой теперь «правильный Блинов».
Дмитрий Блинов: Трезвый потому что. Теперь я старый Голенин (смеется).
В чем сейчас твоя сила?
Дмитрий Блинов: В дисциплине. В умении концентрироваться на результате, в умении не сдаваться. «Не сдаваться» — после Дубая это мой новый лозунг.
Как вы объясняете успех команды Duoband?
Дмитрий Блинов: У нас высокие требования, выше, чем в большинстве ресторанов. Многие хотят расти. Все ребята работают только для себя, не для меня. Моя роль — дать направление и создать условия, в которых им будет комфортно реализовывать свои амбиции. Вот и весь секрет. Ну и не держать дебилов.
Тебе удается все так же с каждым общаться в Duoband?
Дмитрий Блинов: Раньше я знал лично каждого, что происходит на работе, с кем он встречается и чем живет. Сейчас тоже со всеми общаюсь, но с ростом команды, нас больше 100 человек, конечно, общаюсь меньше с каждым из сотрудников. Общаюсь в основном с теми, кто руководит командами внутри ресторанов.
В чем сила каждого в вашей команде Duoband?
Дмитрий Блинов: У Саши Попова лучше всего представление о гостеприимстве, он хороший ментор и наставник. С Фролухиным в этом смысле очень хорошее сочетание: они оба сильные, делят по зонам ответственности, у Саши — зал, у Вани — кухня. Ренат Маликов — верхний уровень, он очень сильный в социальной связи с людьми, в менторстве. С цифрами сложно сказать, потому что цифры и стратегия всегда были моей зоной. Люди, команда, гости — это все Ренат. Он со всеми говорит, всегда может что-то обсудить. Югай — очень творческий. Ковалев отлично понимает в цифрах. А Пауль — это Пауль!

1. Ренат Маликов, партнер и сооснователь Duoband

Невысокий, крепко сложенный мужчина с бородой, которого легко можно спутать с янычаром-охранником. Ренат встретит вас на входе, примет звонки от гостей, предложит забрать пальто и обязательно поддержит разговор. В дуэте отцов-основателей Ренат отвечает за связи с общественностью, гостей и дуобэндовскую атмосферу. Среди гостей, а в ресторанах Duo их большинство постоянных, есть даже хештег #Дуотерапия. Несмотря на такое количество ресторанов, сервис до сих пор строится на индивидуальности и внимании, как в том самом первом крошечном Duo десять лет назад.

Ренат Маликов (слева) и команда Duoband на премии Where to Еat. Фото: пресс-служба
В чем феномен Duoband?
Ренат Маликов: В том, что все ребята четко знают, зачем они пришли в команду. У нас на всех ключевых позициях доморощенные сотрудники. Женя Югай, Ваня Кулюков, Ваня Фролухин, Саша Попов, Слава Изотов — в прошлом либо рядовые повара, либо официанты. Сейчас они находятся на управляющих позициях. Еще есть феномен «Блинов» магнит и безусловный драйвер в нашей компании. Ребята на него равняются. Во-первых, это порядочность, во-вторых, это талант, помноженный на трудолюбие. Не просто талантливый, и все. Он работает мама не горюй. У него понятные жизненные принципы, которые откликаются в каждом из ребят. Цифры цифрами, но людей-то никто не отменял. Во многих компаниях говорят, что люди очень важная составляющая часть бизнеса и успеха. Для нас это не просто слова. И любой из нашей команды это подтвердит.
Я работал на кухне и в один момент вышел в зал и понял, что это мое. Я очень люблю людей, знакомых и незнакомых. Я всегда ищу в них что-то хорошее, плохое они и так покажут со временем. У меня нет страха общения с новыми людьми. Причем я легко общаюсь и с позиции официанта, и с позиции владельца ресторана. Я спокойно могу постоять на хосте, посмотреть на все со стороны, как общаются наши девчонки с гостями и по телефону. Могу приехать в какой-нибудь ресторан и пройти весь путь гостя от входа до выхода, посидеть пообедать и посмотреть, как чувствует себя гость: как там в туалете, как сидеть в зале при полной посадке. Важно испытать на себе весь клиентский путь.
У нас банда по принципу семьи. Для каждого поколения свои «отцы». Для каждого есть свои непререкаемые авторитеты. Ваня Фролухин — непререкаемый авторитет для своих ребят. Андрей Ковалев — «отец» для своих. Так же, как и Саша Попов. Мы еще дружим все. Может, сейчас реже, но раньше мы могли собраться с семьями, отметить Новый год. Я считаю, что люди в Duoband хотят тут работать сами, потому что мы делаем то, что говорим. Мы никогда никому не обещали золотые горы, но все, что обещаем, делаем. У нас достаточно прозрачная компания. Я считаю, у нас лояльное отношение к сотрудникам. И мы все в тонусе из-за взаимного уважения.
У вас есть модный документ вроде «Десять заповедей Duoband» или «Наши ценности»?
Ренат Маликов: Нет, так далеко мы еще не зашли. Есть документ, который дается каждому новому сотруднику: там рассказывается про нашу историю, основные правила, о целях, зачем мы открывали ресторан. Но важно только желание. Насколько оно велико, покажут один-два, максимум три дня совместной работы. Проходим первичное собеседование. Договариваемся, что ты выходишь условно послезавтра, хлопаем по рукам, и все: смотрим, как ты себя чувствуешь в ресторане, как двигаешься, как воспринимаешь информацию, как доносишь свою информацию.
А как строится коммуникация? Ведь команда уже огромная.
Ренат Маликов: Между персоналом и управляющим составом у нас все накоротке. Я состою в чатах всех ресторанов, где есть все официанты. Таким образом, у каждого есть мой номер телефона. Если что-то надо, если захочет общаться, пожалуйста, номер телефона есть, звони, пиши. Нет такого: «Давай ты решай с управляющим, а ко мне не суйся». Но при этом общение не переходит в панибратство, иначе панибратство перерастет в элементарное неуважение. Субординация для нас важная штука. При этом мы всегда рядышком.

2. Иван Фролухин, шеф-повар и партнер в Frantsuza Bistrot, шеф-повар в Harvest и Duo Gastrobar

Иван Фролухин, которого в команде называют Французом, свою срочную службу начинал поваром на знаменитом крейсере «Аврора». Четыре года работал су-шефом у Алена Дюкасса в ресторане miX Petersburg, а когда ресторан закрылся, Дюкасс в Париж с собой забрал только одного русского повара, Фролухина, в свой ресторан La Cour Jardin в пятизвездочном Hоtel Plaza Athеnеe. Там Иван проработал с мэтром один год.

Иван Фролухин. Фото: пресс-служба

Когда видишь Ивана на хромированной кухне, начинаешь восхищаться: его четкие энергичные движения напоминают начищенное до блеска машинное отделение крейсера. Во Franzusa Bistrot кухня расположена на подиуме, и Француз стоит на раздаче как на капитанском мостике. В этом году Иван на церемонии Where to Еat Petersburg получил премию «Шеф-повар года», а Frantsuza Bistrot, причем второй год подряд, — премию «Выбор СМИ».

Иван Фролухин — один из самых крутых российских шеф-поваров, в Duoband и индустрии коллеги очень его уважают, и я знаю, что его неоднократно пытались хантить московские рестораторы, предлагая двойной или тройной доход. Но как говорит Иван: «Не все сводится к деньгам, вот в чем дело».

— Ваня, почему ты в Duoband?

— Это очень тонкие материи. В моем случае вложено восемь лет. Я не готов просто так отказаться от этой команды, потому что где-то по деньгам предложат более выгодные условия. Меня все устраивает в Duoband, вижу плоды своей работы. И отдаю себе отчет в том, что очень многого добился в плане своего внутреннего и профессионального опыта именно в Duoband, я это все очень ценю.

Я пришел в команду в 2015 году в Duo на Кирочной. Да, пришел туда не сырой, достаточно подготовленный, и сразу увидел вокруг себя единомышленников. Мне все было очень близко: тайминг отдачи, еда Блинова и особое витавшее в воздухе классное напряжение, как и чем мы его снимали, все эти шутки наши — это абсолютно моя среда, мне здесь комфортно.

Дима — это локомотив, который несет флаг Duoband, он наш лидер во всем. У меня есть свое видение, как должна работать кухня, как должен работать зал, у меня есть принципы, к которым я привык за много лет. Сейчас мы становимся больше менеджерами, приходится прокачивать свои управленческие навыки, но не хочется забывать о работе руками, в моем случае — на кухне, и чтобы связь с ребятами-поварами не пропадала. Прежде чем лечь спать, я стараюсь подумать, с чем я пойду завтра на работу. Было бы здорово, если придет на ум хотя бы одна идея. А если каждый день будет по одной идее, это уже не плохо.

В шефе должны быть лидерские основы: он не только готовит, его должны слушать, он должен вовремя найти правильное слово, чтобы точно в сердце, чтобы у повара была мотивация, чтобы повар горел этим, чтобы его на весь день хватило, чтобы он завтра еще с желанием пришел. А если повар попадал под раздачу весь день, то мы его подбодрим, в конце дня хлопнем радостно его по плечу: «Все, день прошел, завтра будет новый день!»

Иван — отличный наставник. Сейчас у него в управлении три ресторана: Frantsuza Bistrot, Harvest, Duo Gastrobar. В Harvest «на хозяйстве» — шеф Дмитрий Тенькаев, о котором Фролухин говорит так: «Молодец парень, это абсолютно наш дуовский продукт, он впитал все что надо. Безусловно, хочет он этого или нет, если он собирается двигаться дальше по этой профессии, ему придется уже творчески подходить к процессу и больше помогать мне с созданием блюд. Когда человек сам прикладывает руку, он по-другому относится к подаче этих блюд».

Дмитрий Тенькаев. Фото: Дмитрий Многолет

В Duoband, в отличие от большинства других ресторанов, не боятся говорить, что блюдо в меню конкретного шефа, наоборот, гордятся этим. При этом в каждом блюде сохраняется ДНК блюда Блинова: простые ингредиенты, понятное сочетание продуктов, вкусный соус.

3. Александр Попов, партнер и генеральный директор Frantsuza Bistrot

«Я хочу по-братски поблагодарить наших отцов-основателей», — так сказал Александр со сцены, чем поверг в недоумение ведущего церемонии Where to Еat: «Как это вы и братья, а тут же отцы!?» Но именно эта фраза и помогла мне понять суть отношений в банде: они все друг другу братья, но для младших и начинающих они и отцы.

Александр Попов работает с Блиновым уже 15 лет, начинал в предыдущих проектах, где Блинов был шефом («Гастроном», «Зима-лето», Freeman's). Первую встречу с Блиновым описывает так: «Ресторан «Гастроном» на Марсовом поле, мне 20, Диме 22. Я знал, что там есть некий Дима. Захожу на кухню, орет The Prodigy, все двигаются в ускоренном ритме, и стоит какой-то пацан (как потом оказалось, тот самый Дима), высокий, худой, в футболке AC/DC, с вафельным полотенцем на шее, весь мокрый. Все что-то режут, жарят, парят, вся кухня в дыму, все шипит, все в пару — там была вообще другая обстановка, чем я видел до этого. Дима создавал впечатление крутого рокера. Я захотел быть частью этой силы.

Александр Попов. Фото: Дмитрий Многолет

1 марта 2014 года Саша пришел в Duo официантом. Через полтора года стал управляющим. Осенью 2018-го направлен руководством в качестве управляющего в новый Harvest, потом в той же роли в Rеcolte, потом во Frantsuza Bistrot. Новый проект банды — новые масштабные челенджи и свежая мотивация у человека, задача которого — стартануть и держать идеальный сервис. В банде многие шефы начинали простыми поварами, управленцы начинали официантами. Талантливые дорастали до шефов нескольких ресторанов и управляющих, а некоторые, как Ваня и Саша, до партнеров.

Александр Попов партнер и генеральный директор Frantsuza Bistrot «У нас есть четкая грань по зонам ответственности, есть иерархия, и она достаточно понятна: есть разделение кухни и зала. Например, во Frantsuza Bistrot я отвечаю за зал, Ваня — за кухню. В редких случаях мы можем заходить на территорию друг друга: если я что-то замечаю, то могу сказать Ване, а он может ко мне подойти: «Сань, слушай, там такая ситуация, мне кажется, что это нехорошо, но довожу до твоего сведения». В последние год-два мы становимся руководителями на языке цифр. Дополнительный импульс придала поездка в Дубай: вертикаль власти осталась прежней, но нет возможности отчитываться в личном разговоре, поэтому больше зумов и переписок. Это тяжелее в силу того, что, когда ты общаешься тет-а-тет, у тебя есть эмоции, разговор пропускается через призму личных отношений. А сейчас мы переходим в более сухое поле цифр, и этот переход не сказать, что суперлегкий для всех нас: приходится учиться новому в авральном режиме, и права на ошибку у нас практически нет. Сейчас полдня проводишь за компьютером, а когда вечером выходишь на сервис, видишь лица своей команды, своих гостей, и все эти офисные усилия конвертируются в эмоции, и ты обратно получаешь то, ради чего приходишь на работу. Мне в зале очень комфортно, я кайфую. И когда кто-то из официантов говорит: «Там у гостей проблемы, им там что-то не нравится», — после «камасутры» с цифрами я думаю: «Йеее, как офигенно, сейчас пойдем и все разрулим! Это вообще пустяк! Это класс! Пойдем заниматься тем, что умеем!» Летом у нас сумасшедший сервис, весь день посадка 120 человек: села — встала, села — встала, когда на раздаче «отстреливаешься» для них, не побоюсь сказать, и за Ваню. Это кайф, когда у тебя полный зал, когда у тебя кончаются заготовки, когда у тебя очередь из людей, когда некуда сажать — это та энергия, которая пушит-пушит [от английского push — «толкать»] и заставляет приходить сюда день за днем. Duoband — это не просто хождение работу: это люди, это вайб. Мы и за пределами работы все близки: можно посмотреть на наши дни рождения: друзей из прошлой жизни почти не осталось, в основном коллеги из Duoband. Мы все на очень хороших условиях, нас ценят, нас любят, мы ценим, мы любим. Зачем куда-то уходить?»

4. Евгений Югай, шеф-повар Duo Asia и Oggi

Евгений, 33 года, в банде известен под кличкой Кореец. В Duoband уже десять лет, с самого основания: пришел в команду третьим поваром сразу после Блинова и Маликова. История, как этнический кореец в 18 лет уехал из родного Узбекистана в Москву, потом на один день оказался в Петербурге и остался на уже вот десять лет, заслуживает отдельного рассказа. Как и история стойкости: во время ковида, когда в ресторане Oggi слегла вся команда, Женя 38 дней отработал без выходных.

Евгений Югай. Фото: пресс-служба

Шеф без соцсетей и в ресторане предпочитает оставаться в тени. Это его первое интервью.

Евгений Югай шеф-повар Duo Asia и Oggi «Я пришел в Duo, тогда Дима был в холодном цеху, а Ренат — в горячем. C Димой мы до этого работали в ресторанах Freeman's и «Гастроном». Увидел, что Дима реально мастер своего дела. Когда ребята открыли Duo, Ренат мне позвонил и сказал: «Хочешь с нами поработать?» Я говорю: «Конечно, хочу». Раньше я готовил бефстроганов, медовики, греческий, цезарь. Ребята мне показали кухню с другой стороны, раскрыли мне эту самую гастрономию: мы делали гречу с гребешками и копченой уткой, жарили стейки с трюфельным соусом. В 2014 году для меня это было чем-то невероятным. У меня не очень хорошо получалось, наверное. Ребята были сильные, опытные, научили меня, как отдавать вкусную еду мгновенно. Шесть с половиной лет назад я стал шеф-поваром только что открывшегося на улице Рубинштейна паназиатского ресторана Duo Asia, притом что ни я, ни Дима ни разу и до сих пор не были в Юго-Восточной Азии. У нас невероятно красивый ресторан с открытой кухней, прекрасная форма, а наш сервис — самый классный и веселый. Все в Duo Asia актуально до сих пор, Дима — визионер. В банде мы всему научим, от человека требуется только трудолюбие и обязательное следование правилам и стандартам. Соблюдение порядка, дисциплина и чистота — элементарные базовые потребности. Тайминг у нас бешеный. Это все не приходит сразу, сначала было сложно всем, но тут самое главное — выдержать, если ты выдержишь, потом будет все как по маслу. Мы друг другу помогаем, дружно командой работали и работаем. Кто меня не знает лично, то среди поваров и не отличит. Все заготовки мы, даже шефы, до сих пор делаем максимально сами, хотя теперь поваров в ресторанах больше. Когда нас было не очень много, были моменты, когда Дима забегает на кухню, достает 25 килограммов вырезки и начинает сам ее разбирать. Соревнования устраивали, кто быстрее рыбу разделает. Наши заготовки всегда подписаны инициалами или именем повара, чтобы в случае косяков мы быстро могли понять, у кого что пошло не так, и оперативно откорректировать. Мне нравится то, что Дима Блинов всегда собственным примером показывает, как нужно работать. У нас нет словесных баталий: типа он царь горы сидит и указания выдает. Он в первую очередь, за что я его ценю, всегда показывает на своем примере, как надо работать. Если бы у Димы не было бы этого темпа, наверное, и у меня такого темпа не было бы. Я всегда смотрел на него и хотел быть хотя бы немного ближе к его темпу и технике. Пошутить Дима тоже любит. Я не очень люблю овощные блюда, а он все просил их добавить. Я все тянул-тянул. В итоге утром однажды прихожу, а управляющий мне говорит: «Жека, у нас два новых овощных блюда в меню допечатали, Дима просил. Так что тебе сейчас их надо придумать». Сейчас приходится учиться больше с цифрами работать, хотя мне проще новый соус придумать. Нам всем нравится то, что мы делаем, мы любим это все, и без этого, наверное, уже никак. У нас есть большая общая цель, вместе к ней движемся. Нам кайфово вместе».

Кстати, именно у Евгения Югая проходил свою стажировку Андрей Ковалев, теперь уже шеф Tartar Bar и Rеcolte.

5. Андрей Ковалев, шеф Tartar Bar и Rеcolte

Самый по-петербургски стильный шеф в банде, Андрей Ковалев, родом из Ростова-на-Дону. Вдохновленные на сочинском фестивале IKRA выступлениями Массимо Боттуры и Дмитрия Блинова, Андрей и его друг, словно мальчишки в рассказах русско-советских классиков, мечтали о светлом поварском будущем: «Уедем в Питер и будем работать в Duoband».

Андрей Ковалев. Фото: пресс-служба

Если куда и было ехать в 2017 году амбициозным начинающим поварам, то только к Блинову, это была самая сильная школа. Друзья уехали в Tartar Bar. Пройдя путь от линейного повара до су-шефа, через девять месяцев после приезда в Петербург Андрей стал шеф-поваром Tartar Bar. Весной 2022-го Ковалев возглавил кухню самого элегантного ресторана банды, Rеcolte, а его друг Вовка уехал запускать с Блиновым Duo в Дубай.

Андрей Ковалев шеф-повар Tartar Bar и Rеcolte«Duoband — это моя жизнь, мой второй дом. У меня есть один дом, там жена с ребенком, а другой — с большой семьей и тоже с маленькими детьми, ведь на работу к нам приходят ребята в 18-19 лет. Я могу с уверенностью сказать, что в России нет таких стандартов работы и требований, уровня подготовки и отдачи, как в Duoband. В нашей профессии самое важное — человеческий подход. Оставаться и быть человеком. Сильным шефом — будешь, сильным ресторатором — будешь, но человеком остаться в наших реалиях очень тяжело. Мы постоянно работаем над собой: дополнительные беседы, обучение. Я не стою на месте не только в своей профессии, сейчас становлюсь широкоформатным управленцем. Стало больше операционной работы, которая идет в углубление. Теперь мы шефы-операционщики (смеется). Я разговариваю с психологом, который мне рассказывает, как правильно общаться с людьми. Занимался в школе речи: сейчас я управляю двумя ресторанами и 60 сотрудниками в сезон, к каждому нужно найти подход и дать задачи: не будет четкой задачи, не выполнят цель. Мы уже не «хулиганы зеленых улиц», у нас есть разные люди, которые дополняют друг друга. Ты не только хороший шеф, но и разносторонний человек: можешь пообщаться на любую тему как с пацаном, так и с крутым шефом. Эти навыки каскадом развиваются и у каждого сотрудника. Когда Дима предложил мне возглавить Rеcolte, я сказал «да». У нас так это работает: Дима предлагает, мы соглашаемся и работаем. Ерунды он никогда не предлагает. Так и запиши мою цитату: «Батя фигни не скажет. P.S.: Блинов». В Rеcolte ценник немного выше, средняя цена блюда 800 рублей. Стейк фуа-гра с вяленым абрикосом и амаретто — 1450 рублей, но это недорого для фуа-гра. Стараемся держать демократичный ценник. В Tartar Bar у меня получается держать темп: до сих пор есть позиции, которые стоят 450-550 рублей. Мы могли бы на цукини с муссом из пармезана за 450 рублей поставить ценник и в 600 рублей, все равно есть будут так же, но мы не хотим этого делать, пусть будет 450 рублей. Дима своими действиями показывает, как надо работать, и после этого ему не то что нужно, а хочется доверяться. В дальнейшем он начинает доверять тебе. Это наш труд, это Димин труд, это труд огромнейшей команды и всех, кто причастен к этому. Когда я был еще су-шефом, мне рестораторы из Москвы предлагали зарплату в три раза выше. Но Duoband нельзя поменять на деньги, это предательство. Эти люди не просто руководители, а те, с кем ты близко общаешься. Это отцы, братья, единомышленники, товарищи. Мы держим дистанцию, но в определенных ситуациях мы общаемся как друзья. Многие дружат семьями. Поехали мы с Ренатом на природу, а возвращаемся на работу, и это твой босс, и не надо переступать эту грань. Самостоятельность у нас была, когда Дима постоянно был в Петербурге. Какой-то ряд вопросов мы решаем сами. Есть планирование бюджета. Сейчас новая структура работы: мы общаемся в Bitrix, в Zoom. Дима все до сих пор контролирует, но без микроменеджмента, и вносит свои корректировки. Я не вспомню ситуации несогласия, у нас даже споров-то никогда не было. С ним спорить бесполезно, и мы все понимаем, что если он говорит про изменение, то это только в лучшую сторону. Перед Димой есть определенная отчетность, но мы сами ставим себе рамки. Дима говорит: «Эта задача хорошо сделана, а здесь можно сделать лучше, потому что вы можете». И всегда его влияние остается».

6. Стас Пауль, шеф-кондитер Duoband

Невероятно застенчивый, особенно с незнакомыми людьми, парень из Воткинска начинал в банде в 2017 году. Год разделывал рыбу и мясо на бэке ресторана Tartar Bar.

Слева направо: Дмитрий Голенин (Sage), Иван Фролухин (Frantsuza Bistrot, Harvest, Duo) и Станислав Пауль (Duoband). Фото: пресс-служба Where to Eat

Как-то в Москве попробовал морковный десерт. Вернулся в родной ресторан, пересобрал свои воспоминания в яблочный десерт, угостил ребят, и буквально сразу это блюдо поставили в меню Tartar Bar. Так в банде родился шеф-кондитер.

Стас Пауль шеф-кондитер Duoband «Это была моя первая настоящая команда, открытая кухня. Tartar Bar — первое место, где я почувствовал, что к тебе относятся как к человеку, в том числе со стороны гостей. Ты не просто повар, который что-то шуршит, что-то делает. В Tartar Bar совсем другое отношение, зарплату всегда платили и платят вовремя. Поначалу я был удивлен, какие продукты дают использовать на проработки и на стафф-питание. У нас классная команда. Все это ладно работает и круто выглядит. И еда вкусная. Кайф. Димон помогает и дает возможности: мотивировал, но и с нашей стороны была инициатива. Он сам много работает. В самом начале меня поражало, что Димон приходил, имея три ресторана, сам делать свою проработку, пачкал листы [противни], сам оставался их отмывать. И все до сих пор так. Duoband, конечно, это семья, уже огромная часть жизни, очень важная. Сейчас намного больше народу, новые лица, больше ресторанов, но суть не меняется. Адаптироваться в Duoband легко. Тут два варианта: либо понимаешь, либо не понимаешь. Что тебе говорят, то и делаешь. А потом, спустя время, будешь высказывать свою точку зрения. Это отработанная схема, годами выстроенная система работы. В десертах я начал со вкусов: сразу начал использовать овощи, грибы. Для нашего внутреннего конкурса в Tartar Bar я придумал грибной десерт. Этот десерт до сих пор живет в меню Rеcolte. Сейчас Rеcolte — мой дом, постепенно обновляю десерты в других ресторанах: иногда это интерпретация классических десертов, например «Павлова» в азиатском стиле или банановый мильфей в Duo Asia, а иногда это новое, свое. Прошел несколько кондитерских курсов, прочитал кучу книг, постоянно всему учусь. Я нашел любимое дело, которое меня заинтересовало. Любимое дело внутри любимого дела».

После того как Стас выиграл внутренний конкурс кондитеров три раза подряд, его в банде больше не проводят. Но есть у Стаса одна несвойственная для банды черта: опоздания и неспешность. Поэтому банда над ним подшучивает, одновременно добавляя, что «Пауль — гений». Стас тоже растет, и его задача на следующий год — прокачать свое ускорение.

Сейчас Стасу 31, он шеф-кондитер всей Duoband, а его талант признает не только банда, но и лучший шеф-кондитер России Алексей Гребенщиков (Bourgeois Bohemians).

7. Дмитрий Голенин, шеф-повар Sage

Дмитрий Голенин начинал поваром в Tartar Bar, уходил шефом в ресторан All Seasons, уезжал на стажировку в ресторан Frantzеn (Стокгольм, три звезды Мишлен), а потом снова вернулся в банду.

Дмитрий Голенин. Фото: пресс-служба

Шефская группа в WhatsApp называется «Шефы Duo и Голенин», и в этом тоже дух команды: поддержать того, кто один Москве, вдали от своих братьев. Дмитрий оказался в Sage случайно: возвращаясь в декабре 2021-го со стажировки в Петербург через Москву, остался помочь Блинову на открытии Sage и подзадержался. В команде Голенина называют «интеллигентным Блиновым». Среди гостей Sage можно встретить не только всех шефов Москвы, которые любят приходить сюда семьями, но и известных бизнесменов и послов. В 2023 году Sage вошел в десятку национальной премии Where to Eat Моscow, заняв шестое место.

Дмитрий Голенин шеф-повар Sage «Кухня — это система: как делать заготовки, как правильно жарить мясо, как правильно делать ньокки и готовить пасту. Есть правила, и мы их ребятам рассказываем. Мы обучаем, если ты их нарушаешь — ты «глупый человек», такие быстро вылетают. Правила у нас простые. Не опаздывать. Я сам очень пунктуальный, и если ты опаздываешь, то нам это не подходит, твое опоздание подводит команду и может привести к цепочке проблем. Ты должен выглядеть очень эстетично: чистый, поглаженный, побритый. Не должно пахнуть перегаром, потому что повар всегда пробует еду. Если ты, например, вчера выпивал, распредели свое время так, чтобы ты пришел опрятный, кайфовый — все чистенько, аккуратненько. Свои заготовки делаешь сам, как тебя научили старшие ребята. Если во время сервиса у тебя «отлетели» ньокки, или ты неправильно скатал пасту и она у тебя рвется, или ты плохо нарезал рыбу и она у тебя не жарится, потому что срезал кожи слишком много, — проблема в тебе. Слушай, что говорит су-шеф. Работаешь на своих заготовках. Если во время сервиса все четко как часы, все по дисциплине, все сделано, все нарезано, все правильно — вопросов к тебе вообще нет. Еду мы отдаем мгновенно: закуски за одну-две, а горячее — за шесть-десять минут. Мы никогда ничего не поднимаем с пола. Упала тряпка — несешь на мойку. Упал кусок мяса — списываешь. Когда я начинал работать поваром в других ресторанах, я видел, как ребята поднимают, сдувают, моют, тряпочкой протирают, жарят. Потому что за списания и потери были штрафы. Для меня это личная боль — я никогда ничего не поднимаю с пола. Даже если ты угробил очень дорогой продукт — спиши. Мы вздохнем, сочтем, что это урок тебе, потому что это много денег стоит, например, уронить фуа-гра. Мы работаем на открытой кухне, поэтому никогда не используем телефон. Ты можешь носить его в кармане на беззвучке. Позвонила мама, бабушка, ребенок, нужен срочно звонок — идешь на бэк и отвечаешь. «У меня жена рожает, пойду отвечу» — разве я не человек, отпущу, конечно. Я понимаю, что нужно пообщаться, 12 часов на ногах стоишь, иди пообщайся, но не на кухне и никаких «потрогал телефон, а потом этими руками готовишь». Правило по чистоте относится ко всему, не только к телефонам: мы не трогаем волосы, не трогаем нос, глаза, не поправляем прическу, не носим большие украшения — у нас во всем идеальная чистота и гигиена. Это система, это дисциплина. Если ты ее нарушаешь — тебе хана. Хоть один пункт из правил нарушен — тебе хана. А теперь о приятном: зарплата стабильная вовремя, мы подстраиваем график, если тебе нужны выходные — идем навстречу. Если ты приходишь работать в Sage, ты не захочешь работать в других проектах: у нас огромная красивая кухня, у нас красивые гости, у нас качественные продукты. Регулярно меняется меню, оно живое: при сезонном продукте раз-раз — придумали новое блюдо, и ребятам кайфово, они предлагают свои идеи. В январе в Sage будет внутренний конкурс поваров. Развитие команды мы тоже поддерживаем. Заинтересовался кто-то из ребят ферментацией — купили оборудование, нашли лектора и два дня она читала тренинг для ребят, повара на месяц отправили на стажировку. Да, безусловно, в плане ферментации мы не Artest, и не Meal, но для себя, для развития что-то есть. Два раза в неделю у нас английский. На кухне в основном работают парни, иногда тестостерон зашкаливает, поэтому мы все записались на бокс в секцию рядом с рестораном — ходим три раза в неделю по утрам перед сменой, зато потом на кухне уже никаких разборок. Duoband я представляю в виде солнца. В центре Дима, а мы все — шефы, управляющие, сервис, как лучи отходим из центра. В работе каждого из нас — ДНК Димы».

Блинов притягивает людей — это ключевое волшебство. Сильные люди осознанно остаются рядом с ним, потому что они понимают, что к ним будет справедливое отношение. Весь персонал, который работает у Блинова, понимает, зачем они приходят на работу. Ключевое — это «зачем». И каждый свое «зачем» закрывает. Он строг, тверд, по внешнему виду бандюган, у него часто пацанское общение. Но если ты понимаешь и слышишь, что он говорит, всегда будет справедливое отношение. Человеку чаще хочется справедливости, не равноправия, а справедливости. Duoband — это банда по семейным принципам. Мафия, семья или бизнес в любом случае строятся на дисциплине. Хочешь хорошую семью? Соблюдай дисциплину. Хочешь хороший бизнес? Соблюдай дисциплину. А не соблюдаешь, о чем тогда речь?

В банде есть три типа людей: те, кто ухаживают и участвуют в сервисе, те, кто готовит еду, и те, кто участвуют в чистоте. Они не меряются статусом, все тут ради тех, кто пришел в ресторан попробовать классную, вкусную еду. Как ни крути гость приходит поесть. А вокруг слова «поесть» уже строится атмосфера, чистые уборные, тактильность приборов, чистые ручники, чистые столы. Задача всех дуобэндовцев — донести эту атмосферу гостеприимства.

Есть ли девушки в Duoband

Кристина Гладилина (Веселова), многолетний шеф-сомелье банды, теперь живет в Лондоне, уехала с мужем, но с бандой не расстается: ребята нашли удобный формат сотрудничества на удаленке. «Duo для меня — это любовь всей моей жизни среди рабочих отношений. Это союз, в основе которого лежит честность и взаимное уважение, где люди благодарны друг другу и готовы прийти на помощь в любой ситуации. А еще это ударный труд и очень-очень много искреннего смеха. Это все невозможно подделать или подменить написанными пиар-службой ценностями», — отметила она.

Кристина Гладилина (Веселова). Фото: пресс-служба Where to Eat/spb.wheretoeat.ru

Девушки есть и на кухне, их мало, но это самые стойкие девушки ресторанного мира. Юлия Конева, шеф Frantzusa Bistrot, — правая рука Ивана Фролухина, по характеру настоящий боец, в банде уже два года. Если и появится у нас собственная Анн-Софи Пик или Доминик Кренн, она точно будет из Duoband.

Есть девушки и в управлении: Елисавета Страдс, генеральный директор ресторана Sage, обладательница феноменальной памяти. Как-то Блинов отмечал день рождения в петербургском ресторане Goose Goose, и официантка Лиса сразила его наповал: обширный заказ на 18 человек она запомнила наизусть и не перепутала при подаче. «Будешь искать работу, напиши мне», — сказал он ей. Когда Лиса решила переехать в Москву, то первое собеседование, на которое она пришла, прошло в готовящемся к открытию Sage.

Слева направо: Виктор Воробьев (шеф-бариста), Валерия Мартюк (сомелье) , Елисавета Страдс (генеральный директор), Дмитрий Голенин (шеф-повар) , Валерий Филин (технический шеф). Фото: пресс-служба Where to Eat

Ее спросили: «Вы знаете, чей это будет ресторан?» Так Лиса и Блинов снова встретились. Начинала Лиса в Sage официанткой, через полгода стала сервис-менеджером, и недавно ее повысили до генерального директора.

Благодаря Елисавете я чуть глубже взглянула на операционные детали работы банды. Например, посуда Gien — это не просто эстетика, это самые легкие тарелки (420 граммов), и когда официанты носят по три-четыре блюда за раз, у них не отваливается спина в конце рабочего дня. Форма легкая, и в ней комфортно в любую погоду. Во всех ресторанах в новых зданиях — двери на сенсорах, чтобы не открывать двери ногами, не сталкиваться лбами. Благодаря граммотному обращению с продуктам и Zero Waste в Sage феноменальный food of cost. А то, как Блинов проектирует кухни, — это высший пилотаж, эргономику которого может понять только повар.

Интерьер Sage. Фото: пресс-служба

Если человек перегорел, ему дают возможность отдохнуть. Так было с Юрием Келько, нынешним видеографом банды. Он был шеф-поваром в Harvest, на каждую амбразуру бросался. Решил отдохнуть, зато сейчас снимает красивые профессиональные ролики для соцсетей и YouTube банды, по ним можно учиться — в этих роликах взгляд повара Duoband.

В какой-то мере дуобэндовцы — это орден францисканцев: никакой нарочитой роскоши, доступные цены во всех ресторанах. Никто из ребят не рассказал мне свою личную историю на тему: «Была ли ситуация, после которой вы поняли, что пойдете за Блиновым и в огонь, и в воду?». Все говорили, что таких ситуаций было миллион. Сначала я подумала, что не хотят выносить сор из избы, а потом поняла: у этих брутальных парней есть одно нежное чувство: «А вдруг Дима расстроится, что я об этом рассказал».

Банда Duoband на премии Where to Eat. Фото Дмитрий Многолет.

Duoband — это братство. Даже если кто-то по каким-то причинам выходит из братства, то продолжают общаться, заходят друг к другу в рестораны. Правда, внутри банды над теми, кто вышел, подшучивают, называя их «жемчужины Блинова». А если человек поступается базовыми принципами банды — то и вовсе перестают общаться. Ни разу и ни от кого я не слышала плохих отзывов ни о Диме, ни о банде. Все только и говорят: «Это лучшая команда!»

В рестораны Блинова до сих пор приходят все, от студентов до олигархов. Пресловутая горгонзола с маракуей в Duo продолжает жить в меню с самого его открытия в январе 2014 года, а скандал с Аленой Долецкой лишь увеличил продажи этого блюда.

Карамельный крем с маракуйей и рисовым мороженым. Фото: пресс-служба

И греча с гребешком и копченой уткой все так же в меню. Вечная петербуржская классика Duo. Теперь и в экспортном варианте.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию