16+
Понедельник, 17 июня 2024
  • BRENT $ 82.72 / ₽ 7364
  • RTS1131.37
8 июня 2023, 00:20 Политика

Удары по инфраструктуре стали характерной чертой российско-украинского конфликта. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Только за последние дни повреждения получили Каховская ГЭС и аммиакопровод Тольятти — Одесса. Последствия происшествий лежат в экономической, экологической и гуманитарной плоскостях, подчеркивает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган провел телефонные переговоры с президентами России и Украины Владимиром Путиным и Владимиром Зеленским, предложив им создать совместную комиссию для расследования обстоятельств разрушения Каховской ГЭС. По его мнению, стороны могли бы использовать механизм переговоров, как в случае с зерновым коридором. Комиссия, по его словам, должна состоять из украинских и российских экспертов, а также представителей ООН и международного сообщества, включая Турцию. В свою очередь Владимир Путин в разговоре с Эрдоганом отметил, что Киев делает ставку на эскалацию боевых действий и организует диверсии на российской территории. Что будет с этой инициативой?

Обеспечив переизбрание на новый срок, Эрдоган вернулся к миротворчеству. Однако перспективы реализации его новой инициативы выглядят бледно. На официальном сайте Кремля, например, в сообщении о разговоре двух президентов инициатива о международной комиссии по Каховской ГЭС вообще не упомянута. Президент Зеленский также не дал пока никакой публичной оценки предложению Эрдогана. Вместо этого он в своих заявлениях делает акцент на гуманитарной катастрофе, однозначно обвиняя в произошедшем исключительно Россию. Хотя в западной прессе в последние месяцы не раз появлялись сообщения о том, что украинские войска периодически обстреливали ГЭС. И это не вызывало критических комментариев, а связи между этими обстрелами и разрушением плотины теперь предпочитают не видеть.

И украинская, и российская стороны говорят о масштабных последствиях катастрофы для населения. При этом, по данным (ссылка ведет на заблокированный в РФ ресурс) Киева, на западном берегу Днепра нуждаются в эвакуации минимум 17 тысяч человек, тогда как на восточном, который контролируют российские войска, по тем же данным, не менее 25 тысяч. Левый берег ниже правого, так что там речь о более пагубных последствиях нынешнего наводнения.

На Западе же тональность заявлений в адрес России снизилась на полтона. Характерным в этом плане оказалось экстренное заседание (ссылка ведет на заблокированный в РФ ресурс) Совбеза ООН, созванное по инициативе как Москвы, так и Киева в ночь на 7 июня. Вопреки ожиданиям, президент Украины не стал выступать с видеообращением к его участникам. Зато в заявлении МИД Украины содержался призыв к международному сообществу осудить то, что было названо «террористической атакой против Каховской ГЭС».

Однако на заседании с участием представителей 17 стран однозначного осуждения не получилось. Большинство выступлений лишь подчеркивали, что разрушение плотины несет катастрофические гуманитарные и экологические последствия. Лишь представители Украины, Польши и Латвии однозначно указали на вину исключительно России. Российский представитель Василий Небензя высказал официальную точку зрения Москвы. Согласно его аргументации, Киев целенаправленно уничтожил плотину, чтобы создать благоприятные условия для перегруппировки своих войск в контексте планируемого контрнаступления. Однако призыв Небензи осудить действия Киева как военное преступление и акт терроризма поддержан тоже не был.

Примечательно, что традиционные союзники Украины — США, Великобритания и Франция — в отсутствие каких-либо улик воздержались от выдвижения обвинений против России, но призвали к международному расследованию происшествия. Заместитель постпреда США в ООН Роберт Вуд выразил в целом уже возобладавшую точку зрения на Западе, согласно которой Россия виновата в целом в том, что начала данный конфликт и взяла под контроль часть Украины, включая Каховскую ГЭС. Он не стал возлагать на Украину никакой ответственности, в том числе за обстрелы плотины, заявив буквально следующее: «Послушайте, зачем Украине делать это в отношении своей территории и своих людей, зачем затапливать собственную землю, вынуждать десятки тысяч людей покинуть свои дома? Это не имеет никакого смысла». На что есть, разумеется, другая логика, согласно которой Россия уже не считает эти земли украинскими и записала их в свою конституцию.

Поскольку идея международного расследования уже прозвучала в Совбезе ООН, велика вероятность, что не только Эрдоган будет теперь ее продвигать, но и страны — союзницы Турции по НАТО. А отказ Москвы сотрудничать будет трактоваться как признание вины.

Однако почти невероятно, чтобы Москва согласилась на работу такой комиссии. Во-первых, потому, что это может быть истолковано как вмешательство в дела России. Во-вторых, расследование уже начал Следственный комитет и Москва не согласится на подмену его работы работой международной комиссии, да еще с участием граждан Украины. Впрочем, и Киев может быть не очень заинтересован в работе комиссии, которая, если будет объективна, обратит внимание на факты тех же обстрелов со стороны ВСУ.

Что касается упомянутой Эрдоганом зерновой сделки, то теперь ей действительно может прийти конец в свете диверсионной атаки против неработающего аммиакопровода Тольятти — Одесса близ села Масютовка в Харьковской области. В ней российское Минобороны уже обвинило украинских военных. А Киев обвинил российские войска, якобы действовавшие в «серой зоне».

Москва требовала восстановления работы аммиакопровода, простаивающего с начала СВО, который в 2021 году принес России экспортных доходов на 1,7 млрд долларов. Теперь для его ремонта потребовалось бы от одного до трех месяцев. Но в условиях боевых действий трудно себе представить реализацию такого проекта. Если информация о причастности Украины к диверсии верна, расчет Киева может состоять в том, чтобы похоронить надежды Москвы на возобновление экспортных поставок, а также в том, что зерновая сделка сможет функционировать уже и без России. Нельзя исключать, что Киев получил гарантии Анкары на сей счет. Россия же может через некоторое время возобновить экспорт аммиака, но уже через достраивающийся терминал в порту Тамань.

Так или иначе ход нынешнего конфликта подтверждает изменение характера вообще современных боевых действий, которые все больше становятся инфраструктурными противостояниями, когда противники наносят удары по объектам инфраструктуры врага, чтобы разрушить его экономику и вызвать тяжелые экологические и гуманитарные последствия. Причем такие удары могут даже не иметь смысла сугубо с военной точки зрения.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию