16+
Вторник, 15 июня 2021
  • BRENT $ 73.00 / ₽ 5276
  • RTS1665.31
18 апреля 2013, 20:00

Рубен Варданян считает разумным инвестировать в добывающие отрасли

Лента новостей

Соруководитель Sberbank CIB Рубен Варданян уверен, что «важно сделать мостик между глобальными проблемами и российской реальностью». Об этом он заявил в интервью Business FM в рамках форума «Россия 2013»

Соруководитель Sberbank CIB Рубен Варданян на ежегодном «Форуме Россия 2013» в Центре международной торговли Москвы. Фото: РИА Новости
Соруководитель Sberbank CIB Рубен Варданян на ежегодном «Форуме Россия 2013» в Центре международной торговли Москвы. Фото: РИА Новости

Рубен Варданян, соруководитель Sberbank CIB, который вместе со Сбербанком является организатором форума «Россия 2013», дал интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу. Он рассказал, что волнует сегодня бизнесменов в России и что делать с «лишними деньгами».

— В первую очередь о форуме, первая часть философско-футуристическая. Это именно то, что сейчас интересует инвесторов, такой исторический взгляд на Россию?

— Мне кажется, у нас форум глобальный, нельзя начинать сразу с конкретики. Надо начать с общих проблем. Если посмотреть структуру нашего форума, то первые две панели были в общем, а дальше идут индустриальные панели, где обсуждаются более конкретные вещи.

Почему оценка российских компаний меньше, чем западных? Что происходит в газовой отрасли? Что происходит с инфраструктурой Дальнего Востока и Сибири: можно ее поднять или нет? Было важно сделать мостик между глобальными проблемами и российской реальностью.

— Если послушать уважаемых людей Пауэлла, Блэра или Клауса. Я Клауса специально спрашивал, есть ли реальные политические проблемы и являются ли эти проблемы существенными для инвесторов. Они все говорят, что нет. Вы согласны?

— Я уважаю мнение профессионалов. Они лучше знают, чем я.

— Но они политики, они не инвесторы…

— Они как раз как политики лучше понимают политические риски. В этом смысле я тоже считаю, что у нас сильно преувеличена реакция на политические процессы в России. Инвесторов больше волнует конкретная ситуация с тем, что происходит в экономике, в регулировании, в судебной системе. Эти проблемы, как показало голосование на нашей сессии, людей больше волнуют.

— Они проголосовали, что все плохо у нас с госинститутами, власть плохо работает.

— Вы некорректно увидели. Там было, что ручное управление не только у государства, но и в частных корпорациях. Вопрос в том, что у нас все персонифицировано. Мы говорим про то, что в России отсутствует институтализация в целом в обществе, и люди решают вопросы, зная друг друга лично, а не потому, что процесс будет эффективно организован, например, как в Германии или в Швейцарии. В этих отношениях ничего плохого, просто они приносят определенные риски, которые не все инвесторы готовы брать.

— Мы знаем, что Сбербанк CIB, бывшая «Тройка Диалог», за прошедший год заработала очень много лишних денег, целых 280 млн, а планировали максимум 120. На каких рынках и каков главный рецепт успешных инвестиций?

— Надо понимать, что Сбербанк — крупнейший финансовый институт России и третий банк в Европе. Этого направления у него было или очень мало или не было вообще. С присоединением «Тройки Диалог» просто огромные потоки доходов, которые уходили другим банкам, которые пользовались тем, что Сбер выдавал кредит, а все остальное зарабатывали другие банки, частично перераспределился в сторону Сбера.

Конечно, в условиях серьезных валютных колебаний, в условиях снижения интереса к рынку акций и увеличения интереса к рынку долговых бумаг, при наличии такого игрока, как Сбербанк, не заработать на долговых рынках, на рынках фьючерсов, таких специфических продуктов, нельзя было. Мы первые полгода долго втягивались. Весь объем у нас прошел третий-четвертый квартал.

— Греф подтвердил, что досрочно будет закрыта сделка. А то прибыли растут, и уже делиться с вами становится жалко. А Вы почему приняли решение побыстрее завершить сделку и быстрее выйти?

— Есть три причины. Объективно мы понимаем, что если мы интегрируемся 100%, сохраним некоторую независимость, которая была предусмотрена нашим соглашением, то мы заработаем для группы намного больше. Второе, что там где мы сейчас зарабатываем, работает эффект не столько «Тройки», сколько совместно со Сбербанком. Мы бы без Сбера тоже не заработали.

Та модель, когда формула, что мы заработаем сами и потом поделимся, здесь немного некорректна. Потому что мы зарабатываем вместе. Это важно понимать. Третье — просто очевидно с точки зрения управления для успешности работы не только по нашему направлению, но и по направлениям в других областях, чтобы синергия произошла как можно быстрее.

Международные покупки не предусматривались, когда мы делали сделку. А сейчас Сбер представлен и в Турции, в Восточной Европе. И нам там тоже надо интегрироваться и помогать выстраивать правильную платформу. Но для нас это никак финансово не отражается. Мы финансово не заинтересованы в том, что необходимо сделать для Сбербанка. Это совокупность всего.

— Ваш личный интерес?

— Разумность того, что мы оставляем очень сложную ситуацию — еще год жить в очень сложных расчетах, кто и что сделал. Все партнеры разумные люди, это добрая воля двух партнеров сделать так.

Рубен Варданян является соруководителем Sberbank CIB. До закрытия сделки по объединению Сбербанка России и «Тройки Диалог» в январе 2012 года занимал пост председателя Совета директоров «Тройки Диалог».
Входит в Советы директоров целого ряда компаний: ОАО «АвтоВАЗ» (крупнейшего автопроизводителя в Восточной Европе), ОАО «КАМАЗ» (крупнейшего производителя грузовых автомобилей в Восточной Европе), ОАО «НОВАТЭК» (крупнейшего в России независимого производителя природного газа), ЗАО «СИБУР Холдинг» (лидера нефтехимии России и Восточной Европы) и Joule Unlimited, Inc. (пионера в области производства жидкого топлива из солнечной энергии), является членом Наблюдательного Совета при ЗПИФ венчурных инвестиций «Сколково-Нанотех», членом Инвестиционного комитета Avica Property Investors International (Управляющей компании Romanov Property Holdings Fund), а также возглавляет Совет директоров ОАО «Росгосстрах» (крупнейшей в России страховой компании) и Совет директоров «АмериаБанка» (ведущего банка Армении).

C 2002 по 2004 год являлся генеральным директором ОАО «Росгосстрах», с апреля 2004 по июль 2005 года занимал пост председателя Совета директоров компании. В 2005-2009 годах являлся председателем Совета директоров ЗАО «Гражданские самолеты Сухого». С 1 февраля по 10 сентября 2012 года входил в Совет директоров IG Seismic Services Ltd. (совместного сейсмического предприятия Группы компаний «Интегра» и компании «Шлюмберже»).

— У вас теперь лично появилось много лишних денег. Вы продали пакет «АвтоВАЗа» за 600 млн. Теперь вы закроете сделку со Сбером. Что будете делать с лишними деньгами?

— Вы неправильно считаете чужие деньги. В «АвтоВАЗе» была себестоимость. Это прибыль. Это очень хорошая сделка, я ею горжусь. И по сделке со Сбером я получаю не всю сумму, а только часть, как один из партнеров. Я давно инвестировал в различные фонды, являюсь активным участником различных проектов, как в России, так и за ее пределами. Ничего не изменится. Я буду совместно с моими партнерами, коллегами инвестировать в сделки, большая часть которых успешна. У меня не все успешные сделки.

— Мы пока не знаем. Про Сороса мы знаем, про Баффета знаем. Он периодически рассказывает. Про вас пока не знаем.

— Со временем. Не надо торопить события. Некоторые вы знаете. Были удачные инвестиции в «АвтоВАЗ», «КамАЗ», я являюсь акционером крупнейшего банка в Армении. Я акционер американской компании, которая занимается новыми технологиями. Я инвестор компании, которую сегодня представлял немецкий инвестор, инвестирующий в 16 развивающихся стран. У меня есть недвижимость, венчурные фонды. Широкий круг разных проектов, где уже есть результаты. Это нормальный процесс инвестора, который пытается диверсифицировать свои инвестиции и получить хороший возврат.

— Общий совет инвесторам на предстоящий год? Какие рынки, какие инструменты?

— Все зависит от риска и аппетита. Очень волатильный рынок, непростой, с очень резкими колебаниями. Если есть длинные деньги — 5 лет и больше — и есть возможность инвестировать в то, что не нужно тратить, то я бы посмотрел на некоторые компании, связанные с добывающей отраслью.

— А снижение цен на сырьевые товары вас не смущает?

— Не смущает. Потому что долгосрочное потребление будет расти. Население растет. 7 млрд — это серьезная цифра. Им требуется все больше ресурсов. Возможно, 2-3 года будет снижение, но в конечном итоге количество природных ресурсов не увеличивается, добыча и себестоимость только растут. Сложно представить, чтобы цены на них сильно упали. Потому что потребность в них очень высокая. Все, что связано с потреблением населения: им нужны качественные услуги, продукты. Очень много будет в инфраструктуре происходить изменений. И ЖКХ, и аэропорты будут востребованы очень сильно. Транспорт, передвижение, сервис вокруг жизни людей будут очень востребованы.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию