16+
Понедельник, 27 мая 2024
  • BRENT $ 82.35 / ₽ 7387
  • RTS1195.58
19 сентября 2012, 14:37 Финансы

Белла Златкис: «Ни Сбербанк, ни кто-то близкий не купил ни одной акции»

Лента новостей

Заместитель председателя правления Сбербанка Белла Златкис в интервью Business FM рассказала о трех событиях, которые «открыли окно» для размещения акций Сбербанка, а также о том, почему спрос превысил предложение

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Два дня назад Центробанк объявил о предложении к продаже 7,58% акций Сбербанка, находящихся под его контролем. К настоящему времени переподписка в рамках SPO превысила предложение более чем в два раза — заявки на покупку акций подали более 300 институциональных инвесторов, в том числе на сумму от 500 млн долларов и даже свыше 1 млрд долларов.

Заместитель председателя правления Сбербанка Белла Златкис в интервью Business FM рассказала о трех событиях, которые «открыли окно» для размещения акций Сбербанка, а также о том, почему спрос превысил предложение.

— По итогам вторичного размещения акции Сбербанка были проданы. В результате у Центробанка остался пакет в 50%+1 акцию. Дальнейшие продажи акций планируются?

— Сегодня не время говорить о дальнейших продажах. Закон в данном случае достаточно четко определяет, что Центральный банк должен владеть 50%+1 акция акций Сбербанка, поэтому дальнейшая продажа без изменения законодательства невозможна. То, что сегодня продано Центробанком, это максимальная доля в рамках существующего законодательства.

Хочу подчеркнуть, что размещение прошло очень удачно, вчера оно вызвало просто сенсацию, фейерверк в западных инвестиционных кругах. Сегодняшняя статья в The Financial Times — по-моему, таких статей про российские компании просто не было никогда, и даже близко ничего подобного не было. Все это потому, это не бывший Сберегательный банк. Сегодня Сбербанк России — это совсем другой банк, банк, который идет к новым технологиям, к новому взаимоотношению с клиентом и так далее. Потому он и показывает совершенно другие результаты, нежели показывал несколько лет назад и, к сожалению, нежели показывает банковская система.

— Вы именно этим объясняете такое успешное размещение акций Сбербанка?

— Конечно. Размещение Сбербанка проходило в абсолютно другом формате, не таком, как это делается обычно российскими участниками финансового рынка, которые говорят, что рынки закрыты, на них все плохо, размещать ничего нельзя. Хороший актив всегда и везде размещается хорошо. А чтобы актив был хорошим, команда соответствующей корпорации должна очень много поработать и убедить инвесторов в том, что актив действительно растущий и хороший, — это первое условие. А второе — команда должна уметь донести это до той общественности, которая покупает, то есть до инвесторов. Мы за 2 дня, а это очень короткий срок для роуд-шоу, успели выделить четыре команды топ-менеджеров Сбербанка, которые работали в Америке, Европе, Лондоне и Москве, встречались с инвесторами, сотнями инвесторов. Поэтому заявки на наши акции многократно превысили предложение, покупателей было существенно больше, чем продавцов

— Даже не за 2 дня, а уже к концу первого дня книга была полностью подписана.

— К концу первого дня книга была не просто заполнена, а существенно переподписана. Но мы продолжали, очень важно иметь качественную книгу, то есть большая часть нашего спроса — это институциональные качественные инвесторы, которые не будут спекулировать, которые держат акции долго, и поэтому мы до последнего момента, имея даже существенно перезаполненную книгу, продолжали встречаться с инвесторами. Это уважение к инвесторам, это новая парадигма отношений с ними. Мы со всеми встретились, дали возможность сделать заявку в книгу. Более того, мы провели и биржевое размещение, то есть у российских больших инвесторов была возможность дать заявку напрямую в книгу, а через брокеров мелкие инвесторы могли купить акции на ММВБ. Это принципиально новая технология, это следующий шаг на пути к международному финансовому центру. Должна сказать, что более тысячи заявок было в торговую систему ММВБ, мы получили четыре с лишним миллиарда рублей аллоцированного спроса, того спроса, который мы подтвердили, и больше 6 млрд заявок, которые поступили на ММВБ.

— Ходили слухи, что достаточно приличный объем акций Сбербанка...

— Заявка «Сбербанк инвест», мы ее поставили, это процедура, обычно так делается при размещении. Но ни Сбербанк, ни кто-то близкий или аффилированный, не купил ни одной акции Сбербанка. Мы легко можем это доказать, это действительно так.

— Вы просто поставили неконкурентную заявку?

— Да, мы поставили неконкурентную заявку. Это обычно делается при размещении, когда эмитент говорит: «Мне нравятся мои акции, я готов сам купить». Но покупает он только тогда, когда есть возможность. Это первое. И второе — вчера ходили слухи, что топ-менеджеры Сбербанка сами покупают акции. Но они этого не делали, нам просто было не до того.

— В конце прошлой недели глава ФРС Бен Бернанке объявил о достаточно серьезных стимулирующих мерах для финансовых рынков, причем сделал он это когда американские торговые площадки находятся практически на исторических максимумах. А в понедельник ЦБ и Сбербанк приняли решение о продаже акций. Есть ли здесь какая-то связь?

— Здесь прямая связь. Мы, на самом деле, за неделю до этого обратились в ЦБ, показали графики событий в Европе и в Америке. И предложили назначить на 17 сентября размещение в случае, если все три события — решение ФРС, решение ЕЦБ о выкупе облигаций и решение Федерального конституционного суда Германии — завершатся благополучно. На наш взгляд, открывалось окно. Вот такую справку мы дали ЦБ, председателю ЦБ Сергею Игнатьеву. Он принял решение — согласился с нами, и поэтому мы за две недели до этого события были готовы к тому, что если все события заканчиваются благополучно, то открывается окно, и мы немедленно выходим. Что мы и успели сделать.

— То есть вы сделали ставку на эти три события и провели с инвестором соответствующую предварительную работу.

— Конечно.

— Многие аналитики говорят о том, что в результате новой программы количественного смягчения цены на активы, прежде всего в развивающихся стран, в том числе в России, будут расти. Не имело бы смысл немножко подождать и дождаться, когда цены на активы подрастут еще?

— Когда работаешь на финансовых рынках, никогда не нужно придерживаться иллюзий, что ты обязательно купишь совсем дешево, а продашь совсем дорого. Всегда можно продать дороже, всегда можно купить дешевле. Но нужно пользоваться тем окном возможностей, которое есть. Специалист знает, что самое главное — купить хорошо и продать хорошо.

Мы 15 месяцев пытаемся выйти на рынок. Рынки, к сожалению, очень волотильны и подвержены большому количеству рисков. Поэтому мы пришли к выводу, что цена, которую предложил рынок, нас устраивает. ЦБ продавал свой пакет, для него не самое главное заработать, для него еще важно изменить структуру инвесторов, начать приватизацию, завести сам процесс приватизации в России. То есть это одно из мероприятий, объявленных президентом и председателем правительства как ключевые для создания в Москве финансовые инфраструктуры — Международного финансового центра.

Я считаю, что время было выбрано очень удачное, за 15 месяцев был один такой день. Надеюсь, они еще будут, и акции будут расти — мы, конечно, на это очень сильно рассчитываем. Лично для меня как для человека, который делал предыдущее размещение, очень важно, чтобы цена была выше той, что была 2007 году. Как вы знаете, мы единственные, кто более или мене держится и дал после прошлого размещения хорошо заработать инвесторам. Поэтому наши акции инвесторы любят, а мы надеемся, что они заработают и на этом размещении. Надо прямо сказать, что когда делаешь размещение, очень важно, чтобы инвестор получил заработок с рынка.

И мы уже 5,2 млрд рублей собрали, заявки поступили от более чем 300 институциональных инвесторов.

— Безусловно, Сбербанк является одним из самых качественных активов на российском фондовом рынке, но какие есть риски в среднесрочной перспективе для тех инвесторов, которые сейчас вложились?

— В среднесрочной перспективе один единственный риск. Риск, который к нам приходит из-за пределов родины, потому что мы часть глобальной экономики. К сожалению, когда что-то происходит или в Америке, или в Европе, мы падаем быстрее, потому что мы развивающийся рынок. Но есть, конечно, и внутренние макроэкономические риски, потому что мы все-таки нефтезависимая страна, и несмотря на то, что Россия показывает некоторое движение к увеличению темпов роста ВВП за счет ненефтяного сектора, зависимость от нефтяного еще очень высока. Я думаю, что все риски, которые присущи бумагам России, они присущи и бумагам Сбербанка, хотя, мы идем немного лучше, чем Россия.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию