16+
Воскресенье, 19 мая 2024
  • BRENT $ 84.00 / ₽ 7643
  • RTS1211.87
4 сентября 2012, 15:32 ПравоПерсоны

Российские олигархи еще заплатят за британское правосудие

Лента новостей

Рекордные 5 млрд фунтов стерлингов удалось заработать 100 крупнейшим адвокатским фирмам Британии благодаря российским олигархам. В будущем британское правосудие сможет заработать на российских бизнесменах еще

Фото: АР
Фото: АР

По итогам прошлого года лондонские адвокаты из числа топ-100 получили рекордную для себя прибыль в 5 млрд фунтов стерлингов благодаря российским бизнесменам, которые предпочитают обходить стороной российское правосудие и выясняют отношения в Лондоне.

The Guardian со ссылкой на журнал Legal Business сообщает, что судебные споры россиян помогли повысить прибыль 100 крупнейших адвокатских контор Лондона до таких величин впервые. Предметом же исследования журнала стали доходы этих контор, в которых работает в общей сложности 100 тысяч человек.

Выяснилось, что за прошлый год доходы выросли на 8%, до 5,4 млрд фунтов стерлингов. Выручка увеличилась на 17%, до 17,7 млрд фунтов стерлингов, но эти данные несколько искажены из-за ряда слияний.
DLA Piper — крупнейшая лондонская адвокатская компания по показателю выручки, заработала 1,4 млрд фунтов стерлингов за год, вторая по этому показателю компания Clifford Chance — 1,3 млрд фунтов стерлингов, третья — Linklaters с 1,2 млрд фунтов стерлингов.
Исследования Legal Business показывает, что, к примеру, 723 адвоката из компании Slaughter & May's, которая входит в так называемый «магический круг», состоящий из пяти ведущих юридических фирм с главными офисами в Лондоне, получают от клиентов 620 тысяч фунтов стерлингов вознаграждения каждый год.

Семь из восьми крупных лондонских юридических контор платили каждому из своих партнеров более чем 1 млн фунтов стерлингов ежегодно.

Кто помог деньгами британской системе правосудия

«Судебные разбирательства русских клиентов являются одним из основных источников доходов для целого ряда компаний — крупных и небольших юридических контор», — поясняет редактор журнала Марк Макатир, как юридическим конторам удалось достичь такого рекорда.

Россияне предпочитают переносить судебные разбирательства именно в Великобританию, поскольку их привлекает система с понятными и чистыми правилами игры. «И у нас очень хорошие судьи и адвокаты», — добавляет Макатир.

На минувшей неделе завершилось судебное разбирательство по иску Бориса Березовский к Роману Абрамовичу, которое британская пресса называла «процессом века».

Березовский, напомним, пытался доказать, что Абрамович вынудил его продать доли в «Сибнефти», ОРТ и «РусАле» по заниженной цене и требовал компенсацию с ответчика в размере 5,6 млрд долларов убытков, которые, как утверждал Березовский, он получил от продажи долей в перечисленных компаниях.

Абрамович выиграл дело. Когда адвокаты суммировали все часы, проведенные в Высоком суде Лондона за четыре месяца процесса, выяснилось, что дело «Абрамович vs Березовский» является одним из самых дорогих, когда-либо разбиравшихся в лондонских судах. Гонорары адвокатов в этом процессе предположительно составили около 100 млн фунтов стерлингов.

Британским адвокатам будет над чем работать

Газета Financial Times напоминает о том, что 60% дел, над которыми работает «коммерческое подразделение» Высокого суда Лондона, приходится на Россию и Восточную Европу.

По окончании процесса «Березовский против Абрамовича» до конца этого года в Лондоне ожидается рассмотрение еще нескольких крупных дел, что также положительно скажется на доходах британских адвокатов.

До конца текущего года в Лондоне начнется рассмотрение другого иска Бориса Березовского — к семье покойного Бадри Патаркацишвили, который также был его деловым партнером. Этот иск меньше, чем тот, что опальный олигарх подал к Абрамовичу, и составляет 3 млрд долларов.

Он подан к 18 компаниям и физическим лицам, в числе которых мать Патаркацишвили, его первая и вторая жены и дети от первого и второго брака. Березовский утверждает, что по якобы заключенному джентльменскому соглашению между ним и Патаркацишвили, все их бизнес-активы должны были делиться пополам, если не оговаривалось иное. Таким образом, сейчас Березовский пытается доказать, что половина активов покойного грузинского бизнесмена принадлежит ему.

Очевидно, что осенью в стенах лондонского суда еще не раз прозвучит слово krysha. Здесь начнутся слушания по существу по иску израильского предпринимателя Михаила Черного к 44-летнему российскому миллиардеру Олегу Дерипаске (№ 14 российского Forbes, состояние 8,8 млрд долларов).

Черной пытается взыскать с Дерипаски около 3 млрд долларов, утверждая, что как бывший партнер российского олигарха по алюминиевому бизнесу имеет право на 20% «РусАла». Он требует признать за ним это право или выплатить компенсацию за пакет.

Дерипаска отрицает сам факт наличия такого партнерства, а значит, и суть претензий Черного. Адвокаты Дерипаски утверждают, что Черной занимался «крышеванием» бизнеса и вымогал у Дерипаски деньги именно за «крышу».

Надо отметить, что это дело, как и дело «Березовский против семьи Патаркацишвили», основано на устных «понятийных» договоренностях, которые, согласно английскому праву, могут признаваться действительными, напоминает The Financial Times.

Еще одно дело, основанное на «понятийных» договоренностях, которое рассматривает в этом году лондонский суд, касается разбирательства двух выходцев из Советского Союза — Аркадия Гайдамака и Льва Леваева.

Аркадий Гайдамак намерен оспорить решение лондонского Высокого суда, который в июне этого года отклонил его иск к Леваеву.

Гайдамак требовал признать его деловым партнером Леваева в алмазном бизнесе на основе якобы существующего трастового соглашения, которое было подписано в декабре 2001 года в единственном экземпляре в Рамат-Гане и передано на хранение главному раввину России Берлу Лазару. По нему, как утверждает Гайдамак, он должен был получать часть прибыли Angolan Selling Corporation Sarl, которая выступала эксклюзивным продавцом алмазов, добываемых в Анголе. По соглашению, Гайдамак владел 24,5-процентной долей в компании. Леваев отрицает, что в соглашении было прописано именно это, указывая, что Гайдамак лишь обязался жертвовать средства в адрес российской еврейской общины, указывает Forbes. Берл Лазар на суде заявил, что сам документ, который был передан ему на хранение, потерян или уничтожен.

Впоследствии между бизнесменами было подписано мировое соглашение, и на этом основании иск Гайдамака был отклонен, хотя суд признал, что соглашение между бизнесменами существовало. Гайдамак утверждает, что соглашение его вынудили подписать.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию